Academy for indigo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Academy for indigo » закрытые флэшбэки; » Двое не спят


Двое не спят

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Название: Двое не спят
Время и место действия: 14 октября, ночь перед балом, комната отдыха
Краткое описание событий: Все действия на завтра уже обсуждены, роли распределены, мысли разложены по полочкам. Все участники событий разошлись, остались только двое. И кто-то как на грех забыл на столе карты. Спать еще никто не хотел, хотя время уже перевалило за полночь. И Дэмиану приходит в голову идея сыграть...на желание. Он так спокоен, он привык выигрывать. Но что будет, если в этот раз он проиграет?
Участники:
Jake Miller, Damien Ross

0

2

Час на часах, ночь, как змея поползла по земле
У фонаря смерть наклонилась над новой строкой...©

Внешний вид (на всякий случай)
В комнате пахло свежими секретами и совсем немного опасностью, которую подарит им всем завтрашний день.
Из года в год одно и то же, но не надоедает до сих пор, – подумал Эн, улыбаясь. Одри, Кэт и Валентайн попрощались и разошлись по своим комнатам – нужно было выспаться перед насыщенным днем. Росс сгреб свои конверты в аккуратную стопку и убрал в книгу, которую принес с собой.
Главное не оставить её потом здесь.
Было уже за полночь и самым правильным было бы взять Джейка под белы рученьки и увести в их комнату спать. Хотя Джейка и захочешь увести, так не уведешь, пока он сам этого не захочет.  Да и Эна все-таки тоже. Поэтому он сейчас сидел в пол оборота на диване, одну ногу подогнув под себя, а вторую свободно отпустив на пол.  Взгляд его был устремлен на затылок Миллера, который уже минут пять пялился в окно, при этом не поворачиваясь и, казалось даже, не мигая. Периодически взгляд Дэмиана спускался вниз по лопаткам парня и ниже, то ли оценивающе, то ли уже восхищенно останавливался на уровне чуть ниже поясницы и потом снова перебегал на затылок. Хотя на самом деле, Росс просто хотел отвлечь аспиранта от созерцания чего-то якобы важного за окном, поэтому так нагло и пялился на его фигуру, потому что свято верил, что любой человек не может не почувствовать, что на него уже в течение пяти минут так пристально кто-то смотрит. Ну а Джей, тем временем, еще и мысли читать мог, поэтому для парня оставалось удивительным, как тот умудряется так настойчиво игнорировать ту мысль, что Дэм насмешливо гонял в своей голове по кругу.
Потрясающая задница. Потрясающая задница…- и так далее, оставалось только удивляться, что его сосед еще никак это не прокомментировал, но может, он просто знал, что Эн хочет отвлечь на себя его внимание и не хотел поддаваться на провокации. Наконец, Дэмиану надоело валять дурака и он отвлекся от созерцания э…затылка Джейка и огляделся в поисках чего-нибудь интересного. Его глаза мгновенно наткнулись на колоду карт, забытую кем-то на столе, и руки как-то сами собой потянулись за ними, и, едва кончики пальцев их коснулись, в голове Росса замелькали картинки чьих-то воспоминаний. Мгновенно стало понятно, что владелица карт какая-то девчонка с рыжей копной волос; также Дэмиан узнал, что этими картами играли уже не одну сотню раз, и одна и та же компания собирается здесь каждый вечер как раз ради этого занятия; а еще какой-то парень пролил на них вчера кофе; а еще они со своими тайными замыслами сегодня заняли излюбленное место этой компании как раз в самое неподходящее время.
Ну, простите, ребят, у нас более важные дела, - мысленно извинился перед ними выпускник, машинально перемешивая колоду, взгляд его вернулся к «затылку» Миллера. Видимо, он решил сегодня всё-таки вывести из себя аспиранта, также известного, как его сосед по комнате, и ночевать в коридоре на коврике, потому что на месте Джейка он бы после такого себя в комнату не пустил.
Хотя, если учесть, что запирать от меня двери бесполезно…
-Хэй, Джейк…- требовательно обратился к нему Эн, демонстрируя найденное сокровище, - Сыграем?
Чуть прищурился, глаза его хитро засверкали, потому что в голову его как всегда стихийно пришла мысль-беда, и Росс мгновенно её озвучил, даже не задумываясь.
-Проигравший завтра на балу исполнит любое желание выигравшего
Эн закусил губу, захваченный идеей и почти уверенный в том, что победит. Наверное, поэтому в его предложении и прозвучало слово «любое». Он любил рисковать, однако гораздо больше в тех случаях, когда был практически уверен, что победит. Как сейчас. Почему-то он верил в победу и, хотя совершенно не представлял, что именно за желание собирается загадать, самоуверенно решил, что именно ему придется его загадывать.

+3

3

appearance (ну, тоже на всякий)

Джейк, устало прислонившись к косяку плечом, задумчиво смотрел куда-то сквозь стекло, наблюдая за тем, как лениво по двору прогуливаются охранники один за другим. Он думал о том, что их ждёт завтра: мало того, что это будет очередным развлечением, но это будет ещё и серьёзной задачей, с которой они впятером должны справиться. Знаете, даже маленькие, ничего не значащие тайны хранить порой тяжело. А у них тут для маленькой такой компании огромный такой секрет. И судя по тому, что мистер Флемминг обходительно и осторожно прощупывал почву, как будто невзначай спросив аспиранта о возможных тайных собраниях студентов, это было очень рискованно.
Будет отлично, если завтра всё пройдёт так, как мы запланировали. Но у нас так не бывает, что-нибудь да обязательно случится. И почему я вечно думаю о плохом?
Джей усмехнулся сам себе и снова сконцентрировался на внутреннем дворике, где сейчас бродили две студентки, о чём-то оживлённо болтая. И вдруг, сквозь пелену размышлений Джейка словно ударило током: он спиной почувствовал взгляд. Пристальный, внимательный, оценивающий – от такого сразу начинали гореть кончики ушей, и хотелось провалиться сквозь землю. Любоваться аспирантом тут было некому, кроме одного-единственного человека, Дэмиана. Но эти двое были соседями, видели друг друга каждый день, и никаких необычных изменений в Миллере не произошло, чтобы вот так его рассматривать. Хотелось обернуться, дёрнуть плечом, сделать хоть что-то, чтобы сбросить с себя этот цепкий взгляд, но парень даже не пошевелился.
Интересно, о чём он сейчас думает? Наверняка, очередная шутка, вполне в его духе.
Телепат медленно и аккуратно пробрался в чужую голову, подслушивая мысли, и вот тут уж ему стало не до смеха. То, о чём думал Росс, заставляло глаза лезть на лоб, а челюсть в совершенно противоположную сторону, к полу, если образно выражаться. Шокированный Джейк едва не повернулся со словами: «Какого чёрта?», но что-то его сдержало, лишь было видно, как дрогнула спина. Каких усилий парню сейчас стоило смолчать, пожалуй, лучше не уточнять, потому что казалось, что ещё чуть-чуть, и эту напряженную тишину разрушит скрип зубов. Тем временем, очень вовремя проснулся внутренний голос, разрешая ситуацию.
Да успокойся ты, в самом деле. Ты что, Эна не знаешь? Он же всё время дурака валяет, особенно, если ему скучно. Специально провоцирует, а ты чуть не повёлся.
Разумно поразмыслив, Джей решил молчать и делать вид, что ничего не произошло. В конце концов, прикидываться полным идиотом он давно умел, жизнь с первого курса научила. С облегчением почувствовав, что внимание его соседа по комнате переключилось на что-то другое, аспирант шумно выдохнул и прикрыл глаза. Всё правильно, так и должно быть.
Надо уже идти спать, а то завтра мы снова не выспимся, а у нас важный день.
Только Миллер додумал эту мысль, как насмешливый и хитрый голос Росса разрушил все планы. Наконец, обернувшись, блондин уставился на руки своего друга, в которых была откуда-то появившася колода карт, а только уж потом посмотрел на него самого, тщательно избегая взгляда.
-Любое, говоришь? – Джейк тихо хмыкнул и прищурился, в его светлой во всех смыслах голове уже зарождался план мести за сегодняшнее, в качестве компенсации за моральный ущерб, так сказать. Какие были шансы у Дэмиана против телепата? Правильно, почти нулевые, - ладно, давай сыграем. Только запомни, что от карточного долга отвертеться нельзя.
Парень подошёл к дивану, усаживаясь на другой его край, и усмехнулся своим мыслям. Эн, скорее всего, опьянённый своими победами, как-то не учёл такой вещи, как чтение мыслей. А Миллер…А что Миллер? Да, он будет играть нечестно, но тут как на войне, все средства хороши. Тем более, что его сосед и друг и так уже давно напрашивается на то, чтобы его проучить. А тут и повод есть, сам ведь предложил.
-Ну что? Раздавай, - Джей хмыкнул, незримо, но прочно обосновываясь в мыслях Дэмиана.

+3

4

Эн насмешливо посмотрел на Джейка, машинально тасуя колоду в руках.
-Да, любое. Думаю, лучше тебе самому это запомнить…- хмыкнул Дэмиан, как всегда чрезмерно уверенный в своей победе. Наверное, хотя бы раз кто-нибудь должен его обыграть, хотя и это его самоуверенности, скорее всего, не сильно навредит. Справедливо рассудив, что в середине ночи два дурака могут играть только в игру с соответствующим названием – просто и думать особо не надо, потому что вряд ли засыпающий мозг отблагодарит его, если он вдруг вздумает замахнуться на что-то более серьезное. Карты были розданы, и Эн поспешил заглянуть в свои. Нарушив свою страсть к беспорядку, он зачем-то переложил пиковую даму поближе к пиковому королю.
Чтобы ей не скучно одной было, - такая глупая мыслишка заглянула в его разум.
-Ну, вперед, - произнес Дэм ровным голосом, спокойно выглядывая из-за карт в сторону Джея, потому как ему счастливо повезло не возыметь ни одного козыря, но дурным знаком это он почему-то не посчитал, наоборот как-то на душе было радужно, как будто он уже победил. Конечно, мыслей победоносных в голове еще не было, но вот ощущение это уже расцвело. И, глядя на Миллера почему-то не возникало мыслей о том, что он может его как-то обмануть, переиграть, взять ситуацию в свои руки.  О телепатии Джейка он совсем даже не подумал, а надо было. Наверное, так случилось из-за того, что его сосед по комнате всё время казался ему слишком честным, слишком правильным что ли, чтобы пойти на какое-нибудь жульничество. Вот хотя бы на лице у него всегда было написано "Я хороший. Очень хороший". Или Дэмиану так казалось. Только вот многолетнее участие в этой их незаконной секте чебурашек как-то не вписывалось в образ "хорошего парня" по имени Джейк Миллер. Но Росс мало о нём знал, потому что слишком редко они как-то оставались тет-а-тет, как сейчас, их общение чаще всего происходило в компании еще нескольких личностей, и даже то, что они жили в одной комнате в этом году дела особо не улучшило – разве что в их комнате стало еще более шумно, а Кэтти теперь не приходилось под утро залезать то в одно окно, то в другое – теперь она сосредоточилась на одном.
-Почему ты во всем этом участвуешь? – всё-таки спросил Эн, хотя в голове шумным ворохом помимо этого вопроса рассыпалась еще целая стайка.
Как давно? Ты знаешь, кто был создателем этого общества? Откуда ты родом? Почему ты учился именно здесь, не пошел в обычный колледж или университет?
Задавая себе все эти вопросы, Росс пристально всматривался в лицо парня, как-то болезненно изучая каждую черточку и почему-то надеясь встретиться с ним взглядом. Только вот Миллер был уж слишком погружен в свои карты, чтобы заметить, как пристально смотрит на него четверокурсник, Росс только чуть нахмурился и вернулся к созерцанию своих карт. Дальнейшие перекладывания парень отложил до лучших времен, мимолетно подумав, как же хорошо, что компания, которая здесь вечерами собирается, играет не в шахматы. Эн мысленно выдал им благодарственную медаль, и чуть ли не орден. Потому что сна не было ни в одном глазу, а, к своему вящему стыду, в шахматы играть м-р Росс не умеет совершенно. Да и наблюдать за игрой ему всегда было невероятно скучно, он засыпал обычно – еще хуже, чем на парах по математике, да и не понимал он того высокого великого смысла, которые все играющие находили в этой игре. Для неё он был слишком уж нетерпелив. Он помнил, как его несколько раз пытались научить играть, но Дэмиан ограничился знанием названий всех этих фигурок, после чего с протестующими воплями сбежал от "этой сумасшедшей игры", как он всегда говорил. Шашки, карты, всякая ничего не значащая ерунда – ему всегда казалось, что игры должны расслаблять, а не заставлять надолго задумываться для того, чтобы сделать всего один ход.
Жизнь – игра, тоже игра. И она должна быть легкой, ни к чему все эти сложности.
Дэмиан снова бросил короткий взгляд на Джейка, потому что ему казалось, что тот почему-то избегает смотреть ему в глаза, и Эна это несказанно удивляло – не помнил он такого о Джее. Его взгляд всегда был открытым и прямым.

+3

5

Да нет, лучше уж тебе это запомнить, поверь.
На деле же Джейк только тихо хмыкнул, благоразумно не став озвучивать свои мысли. Ему очень на руку была такая уверенность Дэмиана в своей победе, она застилала ему разум, а значит, вспомнить о том, что он собрается играть с телепатом, тот бы не смог. Карты были розданы, Джей мельком взглянул на козырь, обнаружив там даму черви, и глянул в то, что ему там нараздавали. Ну, вполне неплохо, у него даже обнаружилось два козыря, одним из которых по счастливой случайности стала шестёрка. Что ж, первый ход, в любом случае, за ним. Аспирант сосредоточился на способности и через мысли Эна заглянул в его карты, с довольством отмечая у того отсутствие червей как таковых.  Парень как раз передвинул пиковую даму ближе к королю, зачем-то ещё и аргументировав свой поступок мысленно. Джейк испытывал острое желание хотя бы улыбнуться, но выдать себя так было бы слишком глупо, и он едва-едва сдержался.
-Ну что? Кажется, у нас на младшего, и я хожу, - парень предоставил своему соседу по комнате набор из двух чёрных шестёрок и снова сконцентрировался на происходящем в чужой голове, с некоторым удивлением обнаружив, что объектом мыслей отчего-то является он сам. С чего бы вдруг Россу о нём думать?
Кажется, этот вечер полон сюрпризов. Даже интересно, что будет дальше.
В реальность его бесцеремонно выдернул вопрос Дэмиана, и Миллер как-то растерянно взглянул на своего товарища по участию во всяких незаконных делишках,  даже не зная, что на это ответить. Вопросы, звучащие в его голове вслед за озвученным, тоже не особо способствовали продвижению мыслей в нужном направлении. Почему он был тут? Да потому что он совсем не такой, каким его все видят. В Джейке гораздо больше хитрости, продуманности, изворотливости, чем так называемой хорошести. На первом курсе он был совсем другим – таким же недоверчивым и безразличным к людям, да, но в то же время насмешливым, слегка дерзким, плевавшим на все правила. Сколько досталось библиотекарше с тихими играми, а сколько преподавателям, когда ни с того, ни с сего Джей посреди пары мог озвучить какую-нибудь прочитанную мысль, явно не относящуюся к теме лекции? Он состоял в обществе с первого курса, и был одним из лучших, потому что очень редко попадался. А если и попадался, то хорошо врал, так, что его ни разу в этом не уличили. Но стоит ли открывать все эти подробности Эну? В конце концов, ему совсем не обязательно знать, что Джейк, которого они знают, не такой уж и  простой на самом деле.
-Почему? Потому что это несправедливо, не находишь? Заманивать нас сюда, чтобы проводить опыты.
Миллер понял вдруг, что слишком глубоко ушёл в воспоминания и мысли, Дэмиан уже думал совершенно о другом – о шахматах. Джей шахматы не любил, как и любые другие игры, честно говоря. Искушение воспользоваться способностью всегда пересиливало, и не мухлевать не получалось, а так терялся весь вкус и интерес. Да, аспирант умел во всё это играть, но играл очень редко. Сейчас, например, он согласился на предложение Росса только потому, что хотел его проучить. Желание ему достанется не из лёгких, и, возможно, хотя бы оно откроет Эну глаза на его соседа по комнате. А сейчас он пока побудет хорошим, ещё немного. Джейк быстро поднял взгляд на сидящего рядом парня, всего на секунду встречаясь с его глазами, мысленно чертыхнулся и снова уставился в карты. Всё-таки после того, о чём недавно думал его сосед, смотреть на него открыто просто не получалось. Смущён он был вовсе не тем фактом, что Дэмиан думал что-то подобное, будь на месте Джея другой парень, он бы только повеселился от этой мысли в голове друга. Но на его месте находился он сам, и именно он был предметом тех «размышлений»  Росса. Миллер нервно потёр переносицу, по дурацкой привычке, оставшейся ещё с детства, и снова принялся за созерцание карт, вспомнив, что они всё ещё играют.

офф: никаких плюсов, иначе погрызу.

+2

6

А даму всё же пришлось отдать. Было даже немного грустно.
Прости, милая, всё как в жизни. И дамы почему-то ходят первыми.
Он выложил даму и одинокую трефовую семерку. Гордый пиковый король оказался в окружении мелких бубновых сошек, и стал выглядеть нищим и вновь одиноким.
Вот так, совсем не по сказочному, они только встретились, но им тут же пришлось расставаться.
В ответ на слова Джейка Эн только прищурился и бросил на него прямой недоверчивый взгляд.
И почему мне кажется, что для тебя эта причина слишком проста?
Росс легко укусил себя за нижнюю губу, обозревая карты, и меланхолично добавил:
-А ты что знал это, когда поступал сюда? И если знал, то зачем сюда, а не в обычный университет? Кроме того, ты прекрасно знаешь, что они ставят эти опыты только на тех, кто настолько глуп, чтобы согласиться на это.
Оправдывать действия учредителей сейчас, спустя три года упрямой борьбы было как-то противоестественно, но сомнения, высказанные Дэмианом вслух, могли заставить Джейка в нём самом, и тот мог бы начать говорить. А ведь Эну до зубной боли хотелось узнать, что же заставляет аспиранта рисковать своим местом и практически головой, совершая противоправные действия, в общем-то. Росс знал, что многие участники их веселой секты, становясь аспирантами, покидали их, чтобы не светиться и не потерять свое место. Конечно, никто из них не начинал болтать об этом направо и налево, потому что у них был четкий принцип "Уходя, уходи. Но молча". Но вот Джей зачем-то остался, и это многое для них всех означало. Потому что, если бы Джейк покинул их, старшими остались бы Эн и Одри. Они ладили почти идеально, но быть опорой для них всех – почему-то Дэм был уверен, что ни Одри, ни он сам к этому совершенно не готовы. Нет, конечно, у них равноправие, но каким-то шестым чувством Эн всегда улавливал, что Джей знает больше, чем говорит, только вот не понимал, зачем скрывать это от них. В какой-то степени они были почти как семья. Нет, ничего подозрительного в его соседе по комнате не было и быть не могло, но вот сейчас, в кои-то веки оставшись с ним один на один в пустой комнате, с трудом ловя его короткие взгляды, которые он изредка бросал в его сторону, парень подозревал, что тому есть, что скрывать.
Зачем, Джей? Зачем что-то скрывать?
Вопрос, на который ответ был. Просто должен был быть, но только вот он был запрятан где-то за этим коротким беглым взглядом, за уверенными жестами и доброжелательным голосом. И почему-то стало вдруг жизненно необходимым узнать ответ на этот вопрос. На этот и на сотни других.
Чего ты боишься? От кого скрываешься? Как тебе удается быть ни разу не пойманным за руку?
И еще. И еще. Почему-то об игре совсем не думалось, хотя бубновые семерка, девятка и восьмерка, окружившие пикового короля, были буквально у него перед носом, но Эн пристально смотрел на них, однако ничего не замечая больше, кроме прячущегося от него взгляда серых глаз.
Или зеленых?
Разглядеть с такого расстояния было трудновато, придвинуться ближе для рассматривания глаз слишком уж безумно даже для Дэмиана, да и как бы он объяснил это свое неожиданное стремление? Столько времени он совершенно не задумывался о том, какого цвета глаза у Миллера, знал только, что они не карие, а тут вдруг ему цвет их вздумалось узнать.
Угу, ну чисто из карточного интереса. Если они серые, то так и быть, можешь победить, Джей.
А вообще при условии, что Росс сам нечасто смотрелся в зеркало и оттого точно не знал, какого цвета и у него глаза-то, то, что его заинтересовали еще чьи-то было…феноменом. Влияла ночь, накопившаяся на день усталость и предстоящий еще более трудный день.
Дэмиан задумчиво потер рукой переносицу, переносясь мыслями куда-то далеко – домой. В прошлое. Мать предстала перед его мысленным взором такой, какой она была в его детстве – в синем домашнем платье с белым передником поверх него и с поварешкой в руке. Она была такая теплая и уютная, что от одного воспоминания по лицу парня пробежала такая мечтательная улыбка, что оставалось надеяться, что Джейк не примет её на свой счет. У Дэмиана была её улыбка и глаза, но вот характером он пошел в кого-то еще. В отца? Может быть, только вот каких-то характерных сходств с отцом он тоже не замечал, но вот подумать о том, что мать изменила отцу, считал кощунственным даже сейчас, когда был уже взрослым и абсолютно не претендовал на наивность в глазах окружающих. Но в нём еще это было, хотя это относилось только к казалось бы неведомой этому человеку зоне – к любви. Вряд ли кто-то из его друзей (кроме Одри, разумеется) мог бы догадаться, как слепо этот человек умеет любить, как он может легко доверять и каким он может быть наивным, если влюблен в кого-то. Но за всё его обучение в Академии такой серьезной привязанностью для него была только Одри. Когда они познакомились на первом курсе, Дэм даже представить себе не мог, что на долгий год эта невероятная девушка заберет его сердце в личное пользование. Но даже эта лампочка перегорела. Гораздо раньше, чем прошел этот чертов год их отношений. А привязанность осталась. Такая общая, такая чуткая. Одри до сих пор могла брать его за руку и иногда целовала его, когда ей было совсем уж скучно. Эн не сопротивлялся, только всегда смеялся после. История возникновения их дружбы была невероятно странной, однако то прошлое не осталось в прошлом, душа грелась в её присутствии, и Эн совершенно этого не боялся и не стеснялся.

и под конец не в ту степь, угу.

+2

7

Джейку было интересно в голове у Дэмиана, его мысли и правда отличались от множества тех, которые парню приходилось читать до этого момента. Ну кому ещё придёт в голову расстроиться из-за потери пиковой дамы, при этом додумав какую-то драматичную сцену? Чего стоило смолчать, когда так и хочется отпустить какой-нибудь ехидный комментарий по поводу трагизма сложившейся ситуации. Заглянув в свои карты, Джей убедился, что ни дам, ни семёрок у него нет, и перевернул четыре карты рубашками вверх. Потом взял себе две из колоды, раскладывая их по местам: бубнового валета к крестовой даме, справа от которых ещё находились шестерка и девятка червей, а замыкали всю процессию десятка пики и той же масти восьмерка.
Ну, прямо-таки все в разнобой. Ладно, всё равно не мой ход.
Миллер вернулся в голову Эна как раз вовремя, чтобы подслушать его сомнения по поводу правдивости ответа аспиранта. Но нет, Джейк не собирался так рано раскрывать все карты, это касалось и игры, и их маленького секрета.
Неужели ты и правда не видишь, что я тут в своей стихии, как рыба в воде? Кто придумывает самые изворотливые планы, чтобы спасти неопытных первокурсников? Всё просто, сложить 2+2.
-Нет, я не знал. Я поступил сюда, потому что, - Джей запнулся и замолчал, обдумывая, стоит ли Дэмиану слушать историю его не слишком лёгкого детства, - потому что моя мать не хотела жить со мной в одном доме. И я оказался здесь. О том, что происходит, я узнал чуть позже на первом курсе. Собственно, с тех времен я в этом участвую. И знаешь, когда я сюда поступил, всё было гораздо хуже. Поэтому деятельность мы развернули весьма активную, и, спустя года два, администрация начала быть более осмотрительной, хотя поймать нас им не удалось.
О причинах, почему всё осталось в тайне, Миллер рассказывать не собирался. В то время борьба за способности была очень ожесточенной, и кое-кому пришлось даже поплатиться своим рабочим местом. Хотя, что там, один особо болтливый преподаватель поплатился здоровьем. Но им всем не стоит знать об этой истории, теперь всё тише, осторожней, и нужно лишь просто выманивать данные о незаконных действиях власть имущих. Бросить это дело? Нет, Джейк не мог, пока есть такие, как Флемминг, он будет продолжать портить им все планы. К тому же, аспирант обещал себе, что останется здесь преподавать, если всё будет оставаться также. И это будет ещё удобней: в стане врага появится второй шпион. Ах, да, первый из них уже давно там, и именно он основал это общество. Но об этом, опять-таки, знать никому не обязательно, кроме Миллера, который периодически получает указания.
Зачем? Ты спрашиваешь, зачем скрывать? Да потому что вы не должны знать того, с чем наверняка не столкнетесь. А если вдруг настанет такое время, я всё расскажу. Наверное.
Вид у блондина был крайне серьёзный и сосредоточенный, ему не нравилось, определённо не нравилось направление этого разговора. Он вновь вскользь глянул на Эна, слегка с сожалением, что тот не в курсе всех дел. Ведь именно он мог бы возглавить их компанию, если вдруг Джей покинет её по каким-то своим причинам. Даже мысленно Росс задавал слишком много вопросов, и аспиранту захотелось сложить карты, сославшись на головную боль, и уйти спать. Но нет, он не мог, раз пообещал себе, что загадает соседу по комнате желание.
Если бы ты только знал, как тяжело быть не пойманным, проворачивая такие опасные вещи, которые я беру на себя. Но, имея уже определённые связи, можно выкрутиться, как бы там ни было. Аспирантам здесь дают почти такую же власть, как учителям.
Джейк невольно передёрнул плечами, стараясь отвлечься от тяжёлых размышлений и жалея, что отключиться от чужого сознания будет слишком рискованно. Вдруг не выиграет? И тут, к его радости, Дэмиан начал думать о другом. Радость также быстро потухла, как и зажглась.
Ему что, интересно, какие у меня глаза?
И тут вот Джей не выдержал, поднял взгляд, встречая чужой, заинтересованный, и постарался невозмутимо вглядеться в глубину глаз напротив, с удивлением обнаруживая, что тоже не может распознать цвета. Поймав себя на мысли, что смотреть в глаза Эну очень завораживающе и почувствовав, как дрогнули карты в пальцах, Миллер снова уставился куда-то в район своих рук. Кажется, и Росс, наконец, его отпустил, потому что аспирант почувствовал внезапное облегчение. Но и оно продлилось недолго. С этим парнем вообще можно находиться рядом без напряжения? Дэмиан углубился в воспоминания о детстве, и Джейку стало очень не по себе, что он крадёт что-то личное, что совсем ему не предназначалось. У него нет никакого права вот так бесцеремонно подсматривать то, что человек хранит в своей душе. Джей хотел немедленно покинуть чужую голову, но подсознание язвительно напомнило о цели игры в карты, и он не стал. Вот, вот почему он был здесь – ради цели этот парень мог пожертвовать не только собой, но и порой другими, хоть и в небольшой степени. Хороший, говорите? Очень и очень вряд ли.

+3

8

Дэмиан добавил две карты к своему неудачному набору и скептично посмотрел на получившийся расклад. Червовая семерка никого не спасала, но о спасении утопающих было думать еще рановато. Зато королю нашлась новая подружка.
Смотри, дама Бубен. Красотка, не правда ли?
Эну вдруг показалось, что король нахмурился.
Эх, мужик, ты слишком серьезен. Я понимаю, она не твоя королева, но вполне симпатична же, а? В конце концов, всё лучше, чем спать с валетами и шестерками!
Разговаривать с картами было как-то непривычно, но забавно. Дэмиан умел, если ему нужно, развлечь себя сам в абсолютно любой ситуации. Поэтому сейчас он, мысленно махнув ручкой на прощание бубновой семерке, отдал её на растерзание Джейку.
Прислушиваясь к замедляющейся речи аспиранта, Эн бросил быстрый взгляд на парня, а потом вернулся к картам, мысленно возвращаясь к своему первому курсу. К тому времени Джейк уже был студентом третьего курса, а это лишь означало, что два года, о которых тот говорил к тому времени уже прошли. И в ответ на это выпускнику факультета языкознания еще как было, что сказать. То, о чём никто от него не слышал, но как раз то, почему он в конце 1 курса стал участником этой передряги. Такая главная цель, о которой он даже предпочитал не думать.
-Плохо вы работали, – холодно произнес Эн, - когда я был первокурсником, я прошел через эти их чертовы эксперименты.
Росс поднял спокойные глаза на парня напротив, наконец-то встретившись с ним взглядом.  Голос дрогнул, но почему-то сейчас хотелось укорить Миллера, ткнуть его носом в то, что не так уж они хорошо тогда работали.
-Джей…- голос потух, но раз уж он решил произнести это вслух, то вряд ли сможет отступить, - На первом курсе я был телепатом.
Губы тронула горькая усмешка и тут же исчезла.
-Чертова абсорбция памяти – это всё, что от моей телепатии осталось, когда они пытались избавить меня от моих способностей.
А еще это было чертовски больно. Эти уколы.
- Это всего лишь отголосок, чертова производная. Я помню, как мы рассчитывали формулу производной наших способностей на чертовой математике. Бет тридцать раз заставляла меня пересчитывать производную от абсорбции. Ты в курсе, что её не существует?! Это ноль, пустота, ничто. Потому что это уже производная.
Эн нахмурился и замолчал, уставившись в карты. Он не был уверен, что Миллер заслуживает его откровенности, но если это поможет узнать то, чего этот чертов засранец недоговаривает, то Росс согласен на такую жертву.
Пиковый король, который уже вовсю обнимался с бубновой дамочкой, сочувственно кивнул ему в знак того, что он тоже все слышал и вот он-то очень сожалеет на этот счет.
-Если бы ты учился в каком-нибудь другом учебном заведении, она бы тоже тебя не видела круглый год, - скептично фыркнул Дэм, склоняя голову на бок и выглядывая из-за своих карт, - К тому же летом…Ты разве не ездишь домой?
С каждой резкой фразой, что Эн произносил вслух, Дэей становился ему всё ближе, но вот обратная связь в таком же значении, скорее всего, не действовала. Эн всегда был дружелюбен и обходителен с большинством незнакомых людей, поэтому знакомых и приятелей в Академии у него было бессчетное множество, а вот друзей…Выдержать невыносимую порой холодность и презрительность Эна мог далеко не каждый. С некоторыми уже выдержавшими это испытание парень уже старался быть более мягким специально, а так резкость была его непроизвольным качеством, она вылезала наружу как раз, когда должно было появиться дружелюбие и понимание, и кто не знал, что он таким становится, только удивлялся, отчего тот вдруг так переменился. Порой то, что исходило от него, можно было даже назвать ненавистью. Начальной её стадией. Сейчас Эн был спокоен, несмотря на внешнюю резкость, только сердце немного саднило от мысли, что родная мать может не хотеть жить в одном доме со своим ребенком.
Это же неправильно, так не должно быть. И чего они нас так боятся?
Ему было жаль Миллера, так отчаянно, до глубины души.
Чтобы он так не скрывал от меня…от всех нас….он этого не заслуживает. Да и никто не заслуживает.

+2

9

Джейк продолжал слушать беседы Дэмиана с картами, порой украдкой улыбаясь. Судя по всему, у него там получалась какая-то мыльная опера, где главным героем был король пики, и теперь судьба распорядилась так, что ему приходилось коротать время с бубновой дамой.
И чем ему, интересно, валеты не угодили? Может, они лучше.
Аспирант посмотрел как раз на своего, потому что сейчас ему придётся с ним распрощаться. И так, поверх семерки лёг валет той же масти. Джей снова уставился на свои карты, как будто видел их в первый раз или в них появилось что-то новое, кроме отсутствия одной. Потом через Эна взглянул на его расклад. Что ж, пока удача на стороне аспиранта. Но вдоволь порадоваться этому факту снова не получилось. Видимо, его сосед даже и не собирался оставлять ту тему, которую так не хотелось обсуждать Миллеру, а самое страшное было в том, что Росс собрался зайти слишком далеко, готовый рассказать то, что от него ещё никто не слышал. Только вот загвоздка была в том, что Джейк уже знал. Он знал эту тайну с самого начала, потому что всех вступающих в сообщество они должны знать досконально, чтобы быть уверенными в их преданности. Парень мысленно умолял Дэмиана, чтобы тот даже не заикался на эту тему, но нет, чуда не произошло. С первыми же словами внутри что-то больно сжалось, и резко стало не хватать воздуха. Чувство вины всегда покалывало где-то в груди, при каждом взгляде, звуке голоса, но сейчас, когда тебя обвиняют вслух и лично, один на один, это усиливается в десятки раз. Да, тогда они не смогли, не усмотрели за несколькими студентами, и над ними снова провели чудовищные, бесчеловечные опыты. Джей не знал, что сказать: слова утешения звучали бы неуместно, ровно как и увещевания, что телепатия – это не так уж хорошо, и вообще проблемно. Тем временем Эн продолжал бить по больному, и Миллер просто удивлялся тому факту, что до сих пор сидит на месте, сжимая в руках карты так, что они, наверняка, скоро порвутся. Надо было что-то сказать, ведь именно ответа от него и ждали. Но, чёрт возьми, он не мог ответить сразу на всё. Хотя, пожалуй, стоит намекнуть? Это было заслужено, по крайней мере.
-Я знаю…о тебе, - Джейк поразился, насколько охрип вдруг его голос, - с самого начала. Мне сказали.
Ну что, теперь он будет меня ненавидеть, наверняка. А есть ли разница? Ещё один в полчище тех, для кого я враг.
Только вот как не успокаивал себя Джей, ему совершенно не хотелось портить отношения с Дэмианом. Кажется, он единственный его понимал, ни Одри, ни Кэт не давали этого ощущения. Но, жизнь, как всегда, несправедлива, и с этим уж ничего не поделаешь.
-Я тоже стал жертвой их эксперимента, - Миллер выпалил это даже неожиданно для себя, и тут же укорил в том, что пытается оправдаться, но раз уж сказал «а», должно быть и «б», - знаешь, я был слегка необычным. Обе мои способности были развиты примерно одинаково, когда я сюда поступил. А потом этот «медосмотр». Теперь ясновидение у меня очень слабо в действии, а вот телепатию получилось развить, даже несмотря на то, что я неделю провёл в коме. Хотя, признаться, иногда мне хочется поменять способности местами.
Ну что, заткнулась совесть? Ни хрена ведь, и зачем надо было жаловаться на свою тяжёлую судьбу? Хотя, слово – не воробей, уже поздно.
-А мама…Нет, я не езжу к ней. Первые два года она хоть как-то меня принимала, а потом сказала, что не хочет меня видеть. Так что, я всегда тут, даже летом. Вынюхиваю очередные мерзкие планы нашей администрации, - Джейк честно попытался весело улыбнуться, но как-то вышло криво и горько. Зачем он всё это рассказывал? Ведь Джей был не из тех, кто любит жалость к себе, а ведь от Дэмиана он сейчас ощущал именно её.
Знал бы он, что за чертовщина тут на самом деле творится. Хотя, наверное, догадывается, иначе Эн был бы не Эн.

+2

10

Как удар под дых. Но Эн только коротко усмехнулся.
Иди ты к черту, телепат.  – даже на мысленное многословие сил и желания не было. Теперь он всё же осознавал, что Джейк всё это время прекрасно мог путешествовать по его мыслям и это откровенно говоря раздражало. Однако дальше Эн не пошел – догадаться, что Миллер таким образом обманывал его при игре в карты как-то не получалось, наверное студент просто не представлял, что можно телепатией пользоваться в таких целях.
Карты в руках Эна подрагивали от сдерживаемого гнева, который предлагал ему хорошенько приложиться костяшками пальцев к лицу человека, сидящего с ним на одном диване.
В конце концов, всё равно завтра все будут в масках. Никто и не заметит слегка разукрашенного лица.
Сжав зубы, Росс покосился на Миллера, и поморщился от того, что тот, в принципе, знает его намерения сейчас и уже готов к тому, во что Эн вдруг в гневном порыве начал мечтать превратить его лицо. Глаза горели двумя жестокими огнями, и теперь почему-то было уже его ни капли не жаль. Даже переворачивая две карты рубашками вверх и добавляя себе в коллекцию червонную десятку. И сжимая зубы до скрежета смотреть вопросительно на Джейка, намекая, что ход, в принципе, его.
А как легко было когда-то, когда это от меня ничего нельзя было скрыть, и казалось еще, что мои мысли – это только что-то моё, личное, ведь недаром же они у нас в голове звучат – только для нас, а не вслух.
-Лучше бы на этом месте ты заткнулся и придержал это при себе, – и было ясно, что он говорит не о матери, к которой аспирант не ездит на каникулах, не о своем прошлом и не о чём-то абстрактном, а о том, что тот знал. Знал как минимум три года то, что ему знать, в общем-то было не положено. Знал и молчал, - Ведь у тебя же хватает ума молчать обо всём, что ты знаешь.
А знаешь ты, судя по всему, немало…
И сердце настойчиво таранило грудную клетку барабанными ударами, казалось, что ребра сейчас треснут и прорвется откуда-то невыносимая боль – такая горькая, пахнущая кровью и лекарствами. Но этого не происходило. А гнев никуда не ушел, он бился где-то в глубине зрачков, и Дэмиан уже сомневался, что они доиграют эту игру, что кто-то из них победит.
Ведь мы уже оба кое в чем проиграли, поставив не на тех лошадей.
Эн сглотнул, неприязненно поморщившись от ощущения сухости во рту, его глаза пристально следили за соседом по комнате, словно пытаясь вычислить, кто из них сегодня будет ночевать в коридоре на коврике. По телу прошел легкий холодок, а потом резкая волна жара. И даже сам Эн не знал, что достаточно будет Джейку произнести всего одно слово и Росс просто не сдержится. Хотя уж руки распускать им нельзя было, потому что завтра остальные участники событий увидят их прекрасные лица и удивленно посмотрят на них, требуя объяснений, ведь когда они все разошлись по своим делам, эти двое тоже предполагали, что мирно пойдут спать в свою комнату. И ничто не предвещало беды. И Росс никогда бы до этого момента не подумал, что сможет так смотреть на Джейка, которого, как ему когда-то казалось, он знал довольно неплохо. Джей был свой парень, и вот разрушив такой вот стереотип, было нелегко построить что-то новое на месте этих развалин. Вдох. Так тяжело и больно смотреть на него, как будто отравился ядом, как будто чьи-то ледяные пальцы сжались на его горле. Дэм никогда….
Я никогда так не ошибался.
Душа его была в смятении, было так непривычно осознавать, что на кончике твоего языка привкус чего-то едкого, словно случайно лизнул крыжечку от  пузырька с йодом. Горечь. Даже сильнее. Обида почему-то, почти детская, что кто-то не оправдал его надежд, что его мечты не сбылись, что-то маленькое и цветущее кто-то раздавил прямо у него на глазах.
И вместе с самыми нелепыми эмоциями, самым глупым было то, что Джейк становился ближе. Еще ближе, чем мог бы быть, смолчав и оставшись тем бедным Джейком, которому он сочувствовал. А вот так вот, почти ненавидя, почти презирая, Эн обретал в своей жизни что-то устойчивое, что-то невероятно тяжелое, нужное и надежное. Что-то, чему не было названия в его лексиконе и не должно было быть. Что-то такое же мерзкое, как шахматы, которые он не понимает, но вместе с тем что-то такое же ловкое, как карты в умелых руках.

+3

11

Угу, я тоже думаю, что мне надо туда пойти. За слишком длинный язык.
Гнев Дэмиана был как на ладони, слишком сильный и жестокий, и Джейк буквально утопал в нём, едва контролируя способность. Почему-то мысленно он согласился с желанием соседа надавать ему по лицу. Ведь и правда, зачем он всё скрывает? Ему рекомендовали, но чёткого приказа он не получал. И всё равно ведь, молчал, как партизан. Не потому, что бы жадный, нет. А потому, что не хотелось впутывать этих ребят в это дерьмо ещё глубже, они и так уже были по уши в нём. А Джей давным давно с головой.
Если бы ты только знал, каково это, Эн. Хотя, тебе это ещё предстоит, я думаю.
Миллер, стараясь держаться спокойным, взял из колоды карту. Что ж, крестовый валет пришёл на смену бубновому и занял его прежнее место. Блондин поднял взгляд, встречая холодные глаза Дэмиана, полные ярости, которая кипела в нём, отдавая в мозг телепату. Джейк выложил пиковую восьмерку, потом сложил свои карты и повернулся к окну, прекрасно понимая, что вот так выставлять самого себя очень опрометчиво. Ему хотелось на одном дыхании всё выложить Россу, но нет, он не мог, и даже прикусил язык для этой цели. На душе было паршиво, ужасно паршиво, как будто он только что, своими руками, раздавил что-то очень хрупкое и ценное. Или не как будто? Но оправдываться или что-то объяснять было бы ещё более глупым поступком, Эн не будет этого слушать, он уже ослеплён своей злостью. А что, что должен был сделать Джей, когда принимал первокурсника-Дэмиана, прошедшего такое тяжелое испытание, в общество? Сказать ему, мол, так и так, я всё знаю, не расстраивайся? Чушь и полный бред. Утешать Миллер не умел никогда, потому что его никогда не успокаивали, и он просто не знал, что это и как это. Проблемы? Справляйся сам. Может, тогда он неосознанно взвалил на плечи Эна непосильную ношу, но сейчас было уже поздно что-то исправлять, и даже если он всё расскажет, сначала и до конца, ничего не изменится.
Хватает ума молчать? Мне хватает глупости для этого. Не иди в аспирантуру, Дэмиан, не надо. Иначе тебе придётся побывать в моей шкуре.
А ведь и правда, кто задумывался о том, что приходится переживать аспиранту? Он вынужден знать о них всё, вплоть до того, чай или кофе они предпочитают, всю историю жизни, чтобы быть уверенным. Да, он сам выбрал эту роль, но кто знал, что всё будет настолько сложно? Знать и молчать об этом, выдавая указания за свои идеи, каждый раз обманывая тех, кого бы он, пожалуй, мог назвать друзьями. Смотреть им в глаза и улыбаться – иногда Джейку казалось, что он просто прирос к этой клоунской маске, что он весь фальшивый насквозь. И так хотелось исправить это. Внезапно голову Джея посетила совершенно безумная мысль, но он за неё уцепился, как утопающий за соломинку. Формально, он ничего не нарушит, но станет легче, легче им обоим. Только вот он решил, что предложит это чуть позже, когда Дэмиан, наконец, выплеснет свой гнев, съездив Миллеру по физиономии, или же просто успокоится и утихомирит себя. И потом, уже на более-менее здравомыслящий разум, Миллер позволит ему всё узнать. Почему именно Россу? Ответа на этот вопрос не было, как и не было их на многие другие. Просто казалось, что только ему можно доверить что-то настолько важное, имеющее значение, да и к тому же, он был первым, кто фактически дышал Джейку в затылок. Аспирант снова взглянул на Эна, чувствуя, как внутри его разрывает от чужой ярости, смешанной с собственной болью, и, не выдержав, просто закрыл глаза. Плевать, просто всё равно, что будет дальше.
Ну же, давай, просто ударь, как ты и хотел. Я даже не буду сопротивляться, обещаю. Заслужил.

+2

12

Если б я знал, что меня ждет, я бы вышел в окно©
Тик-так, тик-так. Звенящая от напряжения тишина. И пустота в голове. И не хочется думать о чем-то.
Ты так спокоен напрасно. Даже если ты всё уже решил.
Стук крови в висках, сжимающиеся в кулаки руки, попытки привести себя в хрупкое состояние равновесия. Бесполезные бесплотные попытки уничтожить самого себя.
А с пиковым королём все же пришлось распрощаться, и тут уж никакие его укоризненные взгляды и увещевание не помогли – просто не было другого выбора, и никаких мыслей на этот счет. Остальные его карты резко легли столик рядом с диваном, а Дэмиан просто медленно встал и выпрямился. Как будто кто-то вытянул его позвоночник в прямую линию; без изгибов, без изъянов. Однако истинное наслаждение Росс испытал, только когда костяшки его пальцев вступили в прямое столкновение со скулой Миллера. И вот в ту секунду Эн обнаружил, что пальцы его левой руки крепко сжимают отвороты рубашки – не так эффектно, как в каком-нибудь кино, когда вдруг раздается треск ткани, и во все стороны летят пуговицы. Не как в замедленной съемке, не как в старом кинофильме, а просто и по-настоящему. И ничего хорошего в этом не было. Он никогда не любил решать проблемы таким способом, и, хотя и не был пацифистом, но всё же мирные способы решения проблем были для него более приемлемыми. Конечно, были ситуации, когда без этого просто не обойтись. Вот как сейчас, в эту самую секунду. Так чертовски пьяняще, с горящими глазами, когда с губ срывается только шипяще - хрипящее:
-Почему?
Но ни слова в ответ – Миллер или не хотел провоцировать, или ему просто нечего было на это сказать. А знаете, бить несопротивляющегося человека – это просто-напросто глупо, от этого ни капли не становится легче, даже когда от второго удара боль в какой-то мере передается и ему самому, через удар, через костяшки пальцев. А ярость никуда не ушла, и в какую-то секунду с удивлением он  замечает, что она изменилась, трансформировалась. Во что-то такое же сильное, но во что-то уже другое. И склоняясь к лицу этого человека, он еще не понимает, что делает, даже не замечает, как сердце пульсирует одновременно где-то в горле и пониже живота. Он целует-кусает удивленные губы Джейка, с яростным остервенением, как будто всё еще бьет его кулаком по лицу. И потом спустя пару часов, когда он будет отчаянно стараться не ворочаться в кровати, а просто заснуть, Эн себя оправдает любыми путями, сделает всё понятным, но притянутым за уши, и будет молить о том, чтобы ему не снились сны. И только пальцы впиваются в плечо аспиранта очень сильно, и его по-прежнему хочется убить, чтобы перестать чувствовать себя так пронзительно паршиво, как будто весь мир вдруг упал ему на голову, и с ним он не справляется. И вот на губах вдруг ощущается металлический привкус чужой крови, судорожно облизывает кровь, напоминая самому себе вампира из какого-то голливудского фильма. А в крови, наверное, уже весь адреналин вскипел, похуже, чем в старом чайнике. И вот в эту секунду он вдруг осознает ситуацию. Такую нелепую, неожиданную. И Миллер в этой ситуации самый неожиданный гость.
Как будто где-то тикают часы, отмеряя секунды. За окном беснуется в кронах деревьев ветер. Вся Академия спит крепким сном, и даже самые громкие нарушители спокойствия. А в комнате отдыха время приблизилось к полуночи. И чье-то сердце уходит в свое персональное подполье – в пятки. И чья-то ладонь сжата на чужом плече. И чьи-то пальцы саднят от жестких соприкосновений с чужой скулой. И по чьим-то венам торопливо бегает кровь. И кто-то смотрит ошарашено в шокированные глаза напротив. И в воздухе повисло вполне очевидное ожидание реакции. И всё вдруг замерло, вселенная перестала вращаться. И уже не отмотаешь на полтора часа, чтобы все изменить. И в какую-то секунду вдруг что-то колет в сердце, что сейчас в двух миллиметрах от лица Джея самое время, чтобы разглядеть цвет его глаз. И утопиться в них. Или повеситься. Во всяком случае, способ не так важен, если учесть, что кое-кто в этой комнате уже явно выскочил из своего ума.
Но ни одна карта так и не упала на пол.

+2

13

Джейк даже не смотрит на карты, он и так знает, что Дэмиану приходится отдать уже практически ставшего ему родным пикового короля. Джей напряжён, он выжидает, как жертва, притаившаяся перед хищником. Или у них всё тут было наоборот?
Пять..четыре..
Он по-прежнему находится в чужом сознании, он знает, что карты уже отложены за ненадобностью, знает, что его сосед встал, устрашающе вытянувшись во весь рост, и знает, что сейчас будет.
Три..два..один.
Стоит мысленно окончить счёт, как в скулу врезается чужой увесистый кулак, голова непроизвольно дергается в сторону, и, кажется, слышен даже хруст шеи. Место удара сразу же отзывается болью, Джейк скрипит зубами, но не издаёт больше ни звука. Да и не нужен он, тишину разрезает треск разрываемой ткани, и аспирант мысленно жалеет свою любимую белую рубашку. Но что ж, это не самая большая плата за то, что он сделал и как поступил с Дэмианом. В ушах раздаётся вопрос, отдаваясь эхом в голове, но Миллер даже не собирается на него не отвечать, не сейчас, всё потом, когда он получит своё наказание, так сказать. Второй удар отчего-то ощущается притупленней, только вместе со скулой начинает ныть и челюсть, Джей не выдерживает и морщится, жмуря глаза. Потом он их открывает, стараясь смотреть куда-то через плечо Эна и напряженно ожидая, что же будет дальше. Сопротивляться он и впрямь не собирался, только пытался рассчитать, насколько хреново, мягко выражаясь, он будет завтра выглядеть. А телепатия всё ещё работает, ловя урывками мысли Росса, но отчего-то Джейк не обращает на них должного внимания, а зря, потому что в следующее мгновение происходит то, что аспирант никак не мог ожидать. Прикосновение чужих губ, за ними и зубов, и он отстраненно чувствует, как рвется тонкая кожа и выступает кровь, ощущает сильно и судорожно сжимающие его плечо пальцы, вздрагивает от прикосновения языка и смотрит в глаза Дэмиана ошарашенным взглядом. Он замер, даже не шевельнулся, не до конца осознавая, что это всё происходит наяву.
Какого чёрта?
Мысль бьётся в голове, хочется отпихнуть Эна от себя, врезать ему ответно, чтобы он не забывался, не провоцировал, не пробуждал внутри что-то странное и слишком сильное. То, что заставляет сердце биться в ушах, в горле, в запястьях, словно окружая своим безумно быстрым темпом со всех сторон. Но вместо этого Джей прищуривает свои сейчас светло-серые, как сталь, глаза, выключает отчаянно вопящий разум, притягивает Дэмиана к себе за шею и целует. Крепко, как-то горько, и совершенно неожиданно этот поцелуй напоминает ему вкус чистого виски, такой же противный, обжигающий внутренности, но приносящий вслед за собой приятное блаженство. И сейчас Джейк не думает ни о чём, всё потом, позже, когда их совместное безумство закончится, когда можно будет позволить совести грызть себя, когда начнутся бессонные ночи и бесконечное прокручивание этого момента в голове, но это будет не сейчас. Сейчас есть только ощущение чужих губ, чужого языка, чужого дыхания, и просто хочется продлить этот момент как можно дольше. Но всё когда-нибудь заканчивается, это закон жизни, и аспирант с тяжёлым сердцем отпускает Эна. Не смотрит на него, отворачивая лицо так, что тот может полюбоваться результатами своих трудов, переводит дух, и, наконец, говорит. Голос дрожит, не слушается, воздуха не хватает, но какая сейчас, к чёрту, разница?
-Я не могу рассказать. Но ты можешь увидеть, думаю, ты сам всё поймёшь.
Вот и всё. Просто прочти мою память, раз ты так хочешь узнать, что за чертовщина происходит. Давай, вперёд. Это буде легко, но это будет больно.
Если бы Дэмиан сейчас снова разозлился, Джейку бы тоже было всё равно. Ему казалось, что он потерялся во времени и пространстве, что почва ушла из-под ног, а он не упал, он остался висеть между потолком и полом, небом и землёй, и оказаться или там, или там, у него не получалось. Они вдвоем перешли какую-то границу, она теперь казалась слишком призрачной, и Джей задумался о том, смогут ли они теперь находиться рядом? Засыпать рядом в одной комнате на соседних кроватях, непринуждённо обсуждать очередной план. За всеми этими мыслями он бездумно перевернул две карты и, совершенно запутавшийся в своих размышлениях, искоса взглянул на Эна.

+2

14

Расширенные ошарашенные глаза. Всего несколько секунд, чтобы понять, какого они цвета, а потом с удивлением погрузиться их серый обволакивающий туман. И вдруг понять, что именно поменялось – небо и земля местами, как в старой сказке. Джейк его целовал. За этот вечер они вдруг сделали столько всего непоправимого, а ведь всего-то оказались один на один в комнате чуть больше, чем на час. И уже успели души вывернуть почти наизнанку, чуть не поубивали друг друга. И превратили один вечер в один сплошной поцелуй. Еще до того, как их губы сомкнулись, даже до того, как они встретились взглядами, и еще раньше, чем Эн насмешливо смотрел аспиранту в спину, они уже превратили этот вечер в один-единственный поцелуй.
И Дэмиану никогда не приходило в голову, что между ними может быть вообще что-нибудь подобное. Джей просто воспринимался иначе, когда Эн был в своем обычном спокойно-шутливом агрегатном состоянии, его голову просто-напросто не посещали подобные мысли. Да и сейчас…нет, ну мыслей-то, конечно, было много, целый вихрь, носящийся где-то внутри черепа и сметающий всё на своем пути. Там были сотни что, зачем и почему, и ко всему прочему Эн не обнаружил там ни одного но. И стало легче дышать. А поцелуй был тяжелым, долгим и удивлял до самой последней секунды, когда губы, оторванные от чужих губ, хватанули, наконец, немного воздуха для легких. Джейк отстранился и отвернулся.
О, ну конечно. Как же без этого-то? – насмешливо подумал Эн, касаясь кончиками подрагивающих пальцев щеки, осторожно очерчивая скулу. Потом наклонился и аккуратно коснулся её губами, закрывая глаза и прислоняясь лбом к щеке. При этом он оправдывал себя тем, что так воспоминания Миллера будут гораздо более четкими. И кого он там пытался обмануть? Просто от парня пахло мятными конфетами, которые Эн так любил, вот и всё.
Он открыл глаза, но перед ними уже беспорядочно замелькали кадры воспоминаний Миллера. Несколько секунд хотелось еще раз треснуть аспиранта, чтобы тот вспоминал помедленнее, но потом всё нормализовалось. Перед глазами предстала преподавательская, где был только всем им знакомый преподаватель, который протягивал ему серую папку с надписью на корешке Дэмиан Росс. Эн невольно вздрогнул – ощущение было такое, что кто-то ему прямо сейчас протягивает эту папку. И вот его пальцы (пальцы Джейка) касаются её гладкой поверхности.
Самым неудобным на взгляд Дэмиана было приспосабливаться к тому, что в просматриваемых воспоминаниях ты как бы являешься участником этих событий, т.е. в данном случае он был Миллером. Это он посреди ночи тщательно изучал содержимое папки с именем Эна, а он еще удивлялся когда-то тому, что Джейк кладет ему в чай три ложки сахара.
Теперь у него была в руках папка с именем Одри. Как гулко бьется его сердце о ребра! Спустя секунды выпускник осознал, что этой действительно его сердце так колотится, что это не часть воспоминаний Джейка. Чувств у того по этому поводу, видимо, не было никаких, либо он уже не мог вспомнить, что испытывал в тот момент.
Левая ладонь Дэмиана легла на горло аспиранта и чуть сжала его.
Смутно знакомый преподаватель, больничная палата. Эн даже не успел вспомнить, кто это был. Белые конверты в руках Джейка, воспоминания об их бесчисленных собраниях – так забавно было видеть себя со стороны глазами другого человека. Снова тот же преподаватель, рассказывающий, как важно, чтобы никто ничего не знал.
Рука на горле невольно сжимается сильнее.
Белый лист бумаги, что-то вроде списка со множеством знакомых фамилий, чей-то знакомый голос, который говорит, как им это важно, как нужны им именно эти люди. Картинка неуловимо меняется, но фамилии на листе практически те же и вот тут вот…Сомнений быть не могло – это сердце Джейка сжималось, когда он видел этот список. Сжималось с очень острой болью, если учесть, что отголоски этой боли заставили Дэмиана вздрогнуть и прошептать:
-Хватит.
Видения рассеялись, Эн быстро разжал пальцы на шее парня и резко отстранился, вставая с резким ощущением, что мало ему врезал. Но ведь не ушел, вместо этого вернулся обратно на свое место, вслед за Джейком набирая себе еще одну карту из колоды – крестовую восьмерку, которой ему как не хватало для полного счастья. Подтягивая колени к груди, Эн коротко обжег Джейка непередаваемым взглядом, произнося при этом совершенно спокойно:
-Мы еще не доиграли.
И прекрати мухлевать уже, а?
Выложил на обозрение перед ним две восьмерки – только что набранную крестовую, а вслед за ней и бубновую.

+2

15

Джейк проклинал всё, сидя вот так вот, слишком близко к Дэмиану, чувствуя горячие губы на своей побитой щеке и ощущая, как с него считывают воспоминания. Нервы у Эна явно не выдерживали и, почувствовав сжимающие горло пальцы, недостаток воздуха, Джей только зажмурился. У него было ощущение, что его выворачивают как карман, в котором потеряли что-то мелкое, хотелось кричать, громко, дико, чтобы сорвать голос. Да и то, вряд ли стало бы легче хоть на малую часть. Миллер вместе с Россом смотрел свои воспоминания, ногти впивались в собственную ладонь, и аспирант в сотый раз осознавал, что он втянут в это болото слишком крепко, ему теперь не выбраться, и то, что он сейчас открывает это всё – самая большая ошибка. Наконец, его отпустили, вернулась прежняя ярость, и, признаться, Джейк был искренне рад ей. Это было гораздо лучше того, что они тут устроили несколько минут назад, потому что чувства и эмоции стали оголенными проводами, тронь хотя бы что-то – и всё, крышка. Дэмиан напомнил про игру, блондин очнулся и взял карту, с удивлением обнаруживая на ней напыщенного червонного короля. Взгляд так и замер на трех козырных картах, разглядывая эти дурацкие красные сердечки, которые сейчас выводили из себя. Хотелось разорвать все девять карт червей и уйти, просто уйти отсюда, никогда не возвращаясь. Почему он должен прикрывать их всех, жертвуя собой и своей жизнью, а вот итоге от них же получать по шее? Ну, в данном случае, по лицу. Джей откровенно взбесился, поднял взгляд на Росса и…И ничего не вышло. Стоило только взглянуть на него, как сердце замерло, пропуская удары, а в пальцах появилась предательская дрожь. Мысли услужливо подкинули пару картин из недалекого прошлого, и это раздражало ещё больше. Что, теперь всё так и будет, из-за того, что Эн неосторожно разворошил скрытое под семью замками даже от самого Миллера? Аспирант дёрнул плечами, будто сбрасывая с себя все эти раздумья, и взглянул на карты, которые ему надо было отбить. Что ж, прощайте дорогой трефовый валет и чёртова шестёрка черви. Джейку расхотелось играть, но он продолжал, сам не понимая, зачем. Ему от Дэмиана уже ничего не было нужно: ни желания, ни мести, ни попытки проучить. Первое он сделает сам, как и планировал, воплотит свою задумку, и всё получится. Второе, кажется, он и так неосознанно сделал, хоть Росс и незамедлительно отплатил той же монетой. Так зачем он сидел тут, как вкопанный, и продолжал эту нелепую игру? К тому же, что пострадала и рубашка, оставшись без пуговиц. Кстати о ней. Джей задумчиво осмотрел потери, убедившись, что больше ничего сделать нельзя, ткань была безнадёжно испорчена. В конце концов, было принято решение снять уже ненужный предмет одежды и сидеть так, всё равно было как-то жарко оттого, что кровь буквально кипела внутри. На теле Миллера сразу же в глаза бросались два шрама: один на ключице, под серебряной цепочкой, полученный ещё в детстве. А один на животе, продолговатый, полученный…здесь, в академии. Обстоятельства приобретения такого сокровища были известны немногим, а сам парень на эту тему не распространялся. На Дэмиана он по-прежнему не смотрел, хватало пережитых ощущений, которые до сих пор отдавались где-то внутри. Мозг пытался язвить, подкидывая мысли вроде: «А я ведь предупреждал, а ты меня не послушал», но Джейку опять-таки было плевать. Хотелось закончить ту чёртову игру, не загадывая уже никаких желаний и покинуть это помещение. Мало того, он не собирался идти в комнату, как и спать, вообщем-то. Слишком много мыслей для подобных занятий. Что будет завтра на балу тоже уже стало неясным, и даже попытка заглянуть в будущее ничего не дала, слишком мутно. Джей взглянул на короля черви, решив взять пример с Эна и пообщаться с ним, вместо сидящего рядом соседа.
Ну и чего ты припёрся-то, объясни? Хочешь, чтобы я выиграл? А толку-то? Всё равно уже проиграл.
Джейк перевел взгляд к стене, стараясь смотреть куда угодно, кроме как на человека напротив.

вот тебе порция моего бреда напоследок, наслаждайся

+2

16

Нечего ждать, некому верить, икона в крови©
Четыре карты отправились в дальнее плавание, Эн набрал себе еще две и презрительно оглядел получивший расклад – к набору красных карта добавилась еще одна – бубновая шестерка, единственным представителем черных в его руке стал пиковый валет.
Готов поспорить, парень, в гадании какой-нибудь предсказательницы ты не предвещаешь ничего хорошего. Жаль, я не встретил еще ни одной карточной предсказательницы у нас в Академии. Но я уверен, что такие есть среди нас.
В этой Академии чего только не встретишь. Вот, например, чего стоят постоянные эксперименты Кэт с усыплением охранников, или с насыланием усталости на студентов и преподавателей. Милая Вест иногда промышляла этим прямо на занятиях, когда ей становилось совсем скучно, и незадачливый покупатель так и засыпал за столом, не договорив лекцию. Правда, пару раз Кэтти всё-таки попадалась за этим самым занятием и получала наказание, но девушка признавалась позднее – это того стоило. Да Росс и не сомневался в этом. Способность, с помощью которой можно сделать что-нибудь реальное, от которой есть какой-то видимый эффект – это ли не сказочная мечта? А он ничем таким не обладал, и иногда становилось немного обидно, что он не может, допустим, как Одри, пугать кого-нибудь повеявшим на него холодом. Проку от абсорбции чуть – только боится лишний раз прикасаться к какой-нибудь вещи или пожать кому-нибудь руку – у большинства вещей, у большинства людей так много воспоминаний. Вроде бы и не скажешь, что прошлое у них богатое (воспоминания чаще скучные), но уж лучше бы вообще у них у всех была амнезия – так проще всё-таки. Ему проще. В начале второго курса, например, он так грезил о встрече с человеком без прошлого, без каких-либо замутителей сознания. Представлял, как он встретит такого человека, как пожмет ему руку и в этот самый момент ничего не увидит. Что скажешь? Идеалист был, мечтатель. Правда, странно, что на втором курсе такое еще было в нём. А на первом…на первом он по ночам бил стекла в кабинете математики, и Бетани вела с ним душеспасительные беседы. Душу, конечно, не спасла, но вот уважать её заставила еще как. Дэм восхищался её силой воли и стойкостью, и пусть сверхъестественная выносливость была одной из её способностей, нельзя было не восхищаться тем, как она отдает свою душу совершенно неродному ей человеку. Она до сих пор была одна из немногих из преподавательского состава, к кому он мог прийти, если у него вдруг назреет неразрешенная проблема и получить от неё четкий мудрый совет. Как раз поэтому Росс иногда проводил мозгодробительные разговоры с первокурсниками, которые возмущались характером или методами преподавания мисс Харрисон.
Эн так отвлекся на разные посторонние мысли, что не заметил, как Джейк решил освободиться от безнадежно испорченного предмета одежды – т.е. от рубашки. Поэтому когда он выглянул из-за карт, ожидая, что к этому времени Миллер уже сделал свой ход, но глазам его представилась совершенно другая картина. И четверокурснику срочно пришлось мобилизовать все внутренние резервы, чтобы челюсть его не пострадала при быстром и стремительном соприкосновении с полом, а глаза не сбежали через лоб до самого затылка. Короче говоря, Россу стоило немалых усилий оставить спокойное выражение лица, даже не превратив его в бессмысленное, пока он созерцал некоторые части тела аспиранта. Дважды дав себе мысленный подзатыльник, парень тактично напомнил собственному воображению, сознанию и заодно подсознанию, что он вообще-то уже два месяца живет с этим парнем в одной комнате, что сию волшебную картину он видит каждый вечер, и до этого момента его многострадальная челюсть под бурные аплодисменты сердечных ритмов почему-то не стремилась приветствовать своим приходом пол  у его ног.
Я сегодня не в себе, но это всё…стресс, да? – неуверенно обратился Дэм к себе и своим картам, меланхолично обнаруживая, что среди его карт мелодрама продолжается, потому что бубновая дама, даже как следует не оплакав смерть пикового короля, уже завела себе нового любовника – его сына, пикового валета.
И не стыдно тебе, стерва? Так ведь не делается…- отругал он глупую девчонку, предчувствуя, что рано или поздно она тоже пойдет на корм королевским шестеркам Миллера.
И это будет справедливое для неё наказание.
Да, это явно была излишне стрессовая ситуация. Потому что нормальные люди не разговаривают с картами. На такое способен только Дэмиан Росс, который только что и всего, что только что пару раз врезал своему другу и соседу по комнате пару раз, а потом с ним целовался. Ах да, еще он узнал немножко коварных секретов Миллера, и теперь он его фактически ненавидит. И всё это накануне Октябрьского бала. Пустячок. Как будто бы ничего и не было, правда же? Ведь они так мирно теперь играют с ним в карты.

+3

17

Джейк чувствовал себя вымотанным и уставшим. Где-то внутри его нещадно и медленно грызла совесть, скула устроила заговор вместе с челюстью, начиная болеть всё больше и больше, а сердце вообще творило что-то невероятное, мешая даже думать. Аспирант вылез из головы Дэмиана, раз уж победа теперь не так важна, и уставился на свои карты, оценивая картину, которая у него получилась вместе с двумя новоприбывшими: бубновым тузом и пиковой семеркой. Что ж, всё было не так плачевно, и последняя из упомянутых тут же отправилась на расправу к хищникам Эна. Сам Джей теперь заинтересованно рассматривал пол, размышляя о том, сколько глупостей они тут вдвоём натворили, и кто их теперь будет исправлять. Их общество – слишком серьёзное дело для того, чтобы развалить его чем-то подобным. Оставалось одно: кому-то его покинуть. И парень прекрасно понимал, что это будет не Дэмиан, у него здесь много незаконченных дел, а вот сам Миллер мог вполне уйти, аргументировав это обычной отмазкой всех аспирантов, и работать в одиночку, облегчив ребятам задачу и убрав с дороги мистера Флемминга, который порядком ему надоел своими планами по уничтожению способностей индиго. Если он так хочет быть «нормальным», пусть сам и проводит на себе свои бесчеловечные опыты, а студентов оставит в покое. Было видно, что во время всех этих размышлений Джейк напрягся: он нахмурился, пальцы сильно сжали карты, и зубы едва что не скрипели от злости. Но у этого была и обратная, хорошая сторона: он не видел странного взгляда Дэмиана, обращённого к нему, не додумался снова забраться в чужие мысли, чтобы увидеть там то, что он совсем не ожидает, чтобы просто попытаться как-то всё это вернуть в состояние хотя бы общего равновесия. Аспирант встряхнул головой, и мельком взглянул на Эна, машинально облизнув пострадавшую от чужих зубов нижнюю губу. Сознание, подло хихикнув, любезно предоставило в распоряжение своему хозяину память, которая слишком чётко и явно хранила то, что следовало забыть в ту же секунду, когда их губы разомкнулись. Карты в пальцах дрогнули, Джей глубоко вдохнул и шумно выдохнул, сложил их в одну маленькую стопку, отложил на стоящую рядом тумбочку, поднялся и отошёл к тому подоконнику, где стоял в самом начале этого вечера.
И зачем я только согласился на эту глупую затею – играть в карты? Сейчас бы мирно себе спал в кровати и потом также спокойной разговаривал со всеми ними.
Особенно с Дэмианом, при одном взгляде на которого сердце теперь начинало выписывать невообразимые кульбиты. И, между прочим, боль от ударов никуда не делась, по-прежнему усердно напоминая о своём существовании. Джейк потянулся, разминая порядком затёкшие от сидения в одной позе мышцы, опёрся локтями на поверхность подоконника и уставился на улицу. Естественно, там давно уже было тихо и безлюдно.
-Знаешь, - аспирант заговорил неожиданно, в какой-то мере даже для себя, голос его был тихим, но вполне различимым, - если я уйду, за главного останешься именно ты.
Миллер замолчал, думая, зачем он это говорит. Наверное, просто чтобы разрушить гнетущую тишину, которая воцарилась между этими двумя, с множеством невысказанных фраз.
-Так что будь готов к этому.
Джей закрыл глаза, нужно было возвращаться к игре, но он почему-то решил, что имеет право взять небольшой тайм-аут. А вдруг Эна посетит идея закончить это глупое соревнование и просто уйти отсюда? И всё встанет на свои места, более-менее, можно будет упросить декана поселить его в другую комнату, и тогда бывшие соседи и друзья будут пересекаться разве что на занятиях. Эта идея была куда лучше, чем то, что происходило в данный момент. Только почему-то от этих мыслей внутри что-то разочарованно ёкнуло, но вот об этом Джейк предпочитал не думать. Это надо попытаться упрятать как можно глубже, хоть оно уже и не вернётся на своё прежнее место. Он задумчиво повертел кольцо на пальце, всё ещё не торопясь вновь оказаться на диване.

+1

18

Пришлось отдать единственную черную карту, при этом посмеявшись жестоко над бубновой дамой.
Так всё, пора сворачивать этот цирк, а то он что-то затянулся.
Эн уже не смотрел на Джейка, а усталым взглядом разглядывал свои карты. Без смазливого брюнетика с секирой в руках расклад стал совсем унылым, но ведь было уже, в общем-то, всё равно. Эйфория от первого порыва поиграть в карты уже давно ушла, бурные эмоции по поводу того что произошло только что поутихли, да и не удивительно – бросив беглый взгляд на часы, Дэмиан убедился, что время неумолимо приближается к двум часам ночи. 
Неожиданно тишину нарушил тихий вкрадчивый голос Миллера, Росс вздрогнул и поднял взгляд от карт, уставившись внимательно на спину аспиранта.
-Ты меня ни с кем не перепутал, нет? – в голосе парня появились насмешливые нотки, - Очнись, в этому году я выпускаюсь! – Эн фыркнул, продолжая, - И у меня совершенно нет намерений, сил, желания и умственных способностей для того, чтобы поступать в аспирантуру, так что дохлый номер.
Парень дождался, пока Джей ответит ему и наберет необходимое количество карт (это чтобы побыстрее промотать игру, а то там еще мноооого карт). После чего вздохнул, набрал себе еще одну красненькую карточку и перешел в наступление бубновой шестеркой. По-хорошему нужно было завершать фарс, загадывать какое-то желание на завтра и отправиться спать. И это ради того, чтобы завтра проснуться с ощущением, что это был нелепый несбыточный сон, и, сделав вид, что ничего не случилось, отправиться на завтрак, а после этого на последние приготовления.  А потом на балу он будет танцевать с Одри или с Кэтти, и глаза его при этом не будут искать Джейка среди тысяч масок, мысли будут легки, в крови ни грамма алкоголя, но зашкаливающие эмоции от того, что они снова нарушат дюжину академических запретов. И вот уже который год на его лице будет одна и та же маска – на то, чтобы подбирать другую, не было времени, а до этого настроения. Да и потом, эта была уже такой привычной, и лишь немногие сразу узнавали, что это он.
Будет снова пахнуть конфетами и весельем, будет кружиться голова, а сердце снова бешено скакать в груди. Представляя себе всё это, Дэмиан прекрасно понимал, что всё это осталось в прошлом из-за сегодняшнего вечера. Было еще не поздно – можно было пойти и разбудить какого-нибудь знакомого манипулятора времени, чтобы он вернул их в прошлое.
А лучше стирателя памяти – так надежнее.
-Даже и не думай никуда уходить – больше некому со всем этим справиться.
Росс закрыл глаза с твердым намерением отрешиться от всего происходящего и, быть может, уснуть прямо здесь и сейчас. Хотя это было неправильным решением – конверты с именами, с заданиями все еще лежали на столике рядом с диваном, небрежно упрятанные между страниц книги. Всё же Росс стал более дисциплинированным, раз не забыл об этих важных деталях, стал более внимательным к мелочам. Но кому какое дело до того, каким он стал? Даже ему самому было всё равно. Он подумывал о том, чтобы после выпуска найти где-нибудь в стране работу переводчика какой-нибудь публицистики, жить одному в какой-нибудь крохотной комнатке, которую он будет снимать на тот небольшой заработок, который будет получать. Но даже эта жалкая мечта о спокойной жизни была трудновыполнимой, потому что по закону он не имел права утаивать от предполагаемого работодателя, что у него есть способности, но, рассказав о них, он вряд ли мог найти себе работу вообще. Именно поэтому выпускники ВБА так часто хватались за те возможности, что им предлагала администрация – остаться. Сначала аспирантом в течение трех лет, а потом преподавателем. А что им оставалось? Диплом-то у них был, а вот утаить, что у тебя сверхспособности с этим дипломом не представлялось возможным.
Надо было поступать в обычный университет.
Конечно, это не дало бы ему таких знаний о себе, о своих способностях, о том, как их контролировать и что делать, если они выходят из-под контроля, как разбираться с головными болями и почему в определенные дни для этого не требуется особых затрат сил, а в другие их использовать практически невозможно. Он бы никогда не узнал, как справиться с их особенным, связанным с использованием сил, переутомлением; не узнал, что когда-то очень давно такое уже происходило с другими людьми;  не познал бы, как влияет на способности сила притяжения Земли, и многое другое. Библиотека ВБА представляет собой настоящую сокровищницу знаний о том, что они есть на самом деле. По каждому предмету. Их способности объяснялись буквально каждой наукой.

+2

19

А Джейк тем временем всё не спешил вернуться к игре, ему даже начали нравиться тишина и спокойствие, царящие в комнате, и на какой-то миг он даже поверил, что остался один, что это всё ему просто снится, и вот сейчас, в следующую секунду он откроет глаза и проснётся в своей комнате с мирно посапывающим Дэмианом на соседней кровати. Чуда не произошло, перед взглядом по-прежнему было стекло, а на фоне звучал голос Эна. Джей на миг уткнулся лицом в свои ладони и хмыкнул.
-У тебя есть ещё год, - говорил аспирант приглушённо и почти совсем не вдумываясь, - и если ты и правда не пойдёшь в аспирантуру, то потом власть перейдет к Валентайну.
Миллер вернулся к картам, вновь усаживаясь на диван, и взял в свой строй ещё одну, девятку крестей. Поверх бубновой шестерки лег туз, которого почему-то было особенно жалко, и Джейк опять ушёл в размышления. Может ли всё оставаться теперь прежним? Нет, конечно, нет, это сейчас они мирно играют, потому что ни один из них ещё не осмыслил масштабы бедствия, а что будет завтра? А послезавтра? Кто будет первый сбегать из общей комнаты? Как долго они будут избегать взглядов и встреч вне учёбы и миссий общества? И вдруг подумалось, что это даже не получится держать в тайне, даже если они оба будут молчать. Девушки – слишком коварные создания, и даже если Кэт не почувствует напряжения между ними, то Одри всё заметит сразу же в первую минуту. Слишком хорошо она знала Джея, а что уж говорить о Дэмиане.
Видимо, другого выхода всё равно нет.
Вы же не думаете, что он просто так заговорил об уходе? Нет, аспирант был не из тех, кто пускает слова на ветер, и сейчас он был фактически готов принять это роковое решение, даже не пожалев стольких лет, потраченных на общество. Ведь всё это было не напрасно, сейчас всё гораздо лучше, студенты под достаточно хорошей защитой, а администрацию рано или поздно сменят. Индиго в любом случае будут бороться за свои способности, кто бы не стоял у них на пути. И присутствие во всей этой затее Джейка было не таким уж и обязательным, но вот так вот бросить всё не позволяла совесть, поэтому он проведёт вместе с ними бал, прикроет их на ещё двух важных миссиях, удостоверится, что все ученики из того злосчастного списка в порядке, и вот тогда уйдёт, позволит им развиваться самим. Ну, практически, ведь основатель по-прежнему здесь, в Академии.
-Ты не прав. Может, я просто чуть более опытен, чем все остальные, - Джей облокотился спиной о спинку дивана и уставился в потолок, гоняя неозвученный вопрос туда-сюда по голове. А может, весь этот бред решится, если они перестанут делать вид, что ничего такого не произошло? Может, и правда стоит просто высказать? И вот тут Миллеру, видимо, окончательно сорвало крышу, в здравом и трезвом уме он бы ни за что не пошёл на такое. А сейчас он повернул голову к Эну, настойчиво ловя его взгляд, и когда ему это удалось, внимательно вгляделся в глубину глаз. Джейк чувствовал, как нарастает напряжение во всём теле, однако, язык уже выполнил свою миссию и задал вопрос.
-Почему ты меня поцеловал?
Ну же, давай, объясни. Ты хотел начистить мне лицо, а в итоге мы получили чуть ли не «Ромео и Джульетту». Как так вышло? А ещё лучше, если ты мне заодно пояснишь, как так вышло, что я тебе ответил и поддался на искушение, которого я раньше что-то за собой не замечал.
Джейк даже и не заметил, что по-прежнему разглядывает Дэмиана, так же пристально и пронзительно, как будто впервые хочет заглянуть в душу не через свою способность, а вот так, через этот взгляд, через отражение в глазах, через расширенные зрачки. Мысли в голове сменялись калейдоскопом, одна безумней другой, и вдруг Джей остановился на одной из них. Он, кажется, сошёл с ума, но у него снова появилась цель – одержать победу и загадать желание, правда вот последнее видоизменилось. Миллер и сам до конца не понимал, чего он хочет этим добиться, усложнит он всё или облегчит, но раз уж он принял решение, то теперь его вряд ли что-то в силах хотя бы притормозить.

+1

20

Дэм перебросил шестерку и туза с остальным убитым в бою картам. Набрал себе очередную крестовую десятку и ожидающе уставился на Джейка. Но когда тот задал вопрос, Эн очень заметно вздрогнул и уставился в карты, не в силах поднять от них своего взгляда. В глазах парня словно был густой туман, обволакивающий и затягивающий его в самую гущу, откуда возврата уже не будет, и это чувство пугало Росса до глубины души. И он заговорил, и почти одновременно с этим в голове его прозвучала другая мысль.
И кто задает такие вопросы, Джей? – вопрошало сознание, а губы чуть шевельнувшись в привычную усмешку, и голос разнесся как эхо:
-Потому что мне этого захотелось, – тихий смешок, после которого он всё-таки нашел в себе силы, чтобы снова заглянуть в глаза Миллеру и продолжил, - но ведь ты же мне ответил…
Прятаться за насмешливыми интонациями в голосе, когда внутри всё едва уловимо дрожит от одной только мысли, что еще совсем недавно он целовал Джейка, и это было так остро и неуловимо мучительно, словно что-то сломалось, рухнуло внутри него. Что-то, чего он раньше старался не замечать, когда смотрел ему в глаза или шутки ради бил его с утра подушкой. И сейчас напряжение схватило его в свои объятия и не отпускало, и что-то внутри него шептало, что это не закончится никогда. У Эна было три варианта.
Сдаться на милость сладкому шепоту подсознания, послать ко всем чертям карты, и снова поцеловать Джейка.
Внять голосу разума, послать Джейка вместе с игрой и отправиться спать.
Или сидеть и дальше, пытаясь сделать вид, что эта игра так важна, что её невозможно прервать.
И Эн отчаянно схватился за последний вариант, хотя глаза его сверкали, когда он смотрел из-за карточной преграды на Миллера. И пульс частил где-то в запястьях. И будто бы ничего изменить нельзя. Дэмиан пристально следил за игрой, но его воображение явно отвлекалось на отвлекающий фактор «сосед-аспирант в метре от меня», поэтому нет ничего удивительного в том, что под конец игры Дэм сидел с набором карт в количестве восьми штук, а вот в руках у его друга карт было всего две, поэтому Эн вдруг сильно засомневался в своей победе. Утешало одно: скоро это закончится, Джей (видимо, это будет он) загадает желание и они мирно и спокойно (в этом Эн попытался себя убедить) пойдут спать. И так у Дэмиана будет три варианта. Снова.
Прижать Джейка к стене и впиться поцелуем в губы, и больше не думать о том, что будет дальше -завтра, через месяц или через сотни лет.
Врезать Джейку. Без причины вымещая на нём свою безысходность.
Или лечь на кровать, завернувшись в одеяло и уснуть. Вернее, попытаться это сделать.
И все мы знаем, что именно он выберет. Еще один вечер относительного спокойствия, хоть завтра сердце и будет тревожить грудную клетку непривычной частотой сердцебиения. Но они же справятся оба, и как серьезные взрослые люди доведут назначенную операцию до конца.
И не будем делать вид, что ничего не случилось. Просто согласимся друг с другом в том, что в этом нет ничего страшного. В конце концов, я действительно ухожу отсюда в конце этого года, да и Джейк здесь надолго не задержится. И я сильно сомневаюсь, что мы будем помнить всего об одном поцелуе до конца наших дней.
Нельзя сказать, чтобы подобные мысли успокаивали, но нужно было поверить, что еще возможно убержаться за какие-то хрупкие нити, не сорваться в пропасть с криками о помощи, с мольбами о пощаде.

+1

21

Что-то в поведении Дэмиана неуловимо изменилось после того, как Джейк озвучил свой вопрос. И он это заметил, пристально наблюдая за соседом, который отчаянно пытался делать вид, что ничего не происходит. Но Джей не стал копаться в чужих мыслях из любопытства, ему не позволяла совесть и принципы, тем более, что это было явно личным, хоть и относилось напрямую к самому телепату. Только вот пока он ждал ответа, сердце, казалось, с каждым ударом замирало в этом напряженном предвкушении, готовое вот-вот сорваться и забиться загнанной в клетке ребёр птицей. Эн заговорил, и аспирант нервно закусил губу, тщательно сдерживая слова, рвущиеся наружу, потому что легче было молчать, чем продолжать этот разговор, который непременно заведёт их гораздо дальше, чем предполагалось. Легче для них обоих просто принять это и забыть, ну мало ли, с кем не бывает, поцеловал-ответил. Только вот внутри всё будто кричало и протестовало, требуя от своего хозяина перестать страдать ерундой и пустыми угрызениями, а сделать то, что хочется. Но Джейк, конечно же, убедил себя в том, что он принял единственно правильное решение, и сосредоточился на игре, уже совершенно забыв про то, что призом является желание. К концу игры он поймал себя на том, что постоянно косится в сторону Дэмиана, пока тот занят разглядыванием своим карт, а как только сосед смотрел на него самого, Миллер резко опускал взгляд. Спать он сегодня, кстати, не собирался, по крайней мере, не в их общей комнате, потому что там он от переизбытка чувств точно уснуть не сможет, да и присутствие четверокурсника в паре метров тоже было не особо желательным. И так, к концу ситуация явно вышла неравная: у Эна восемь карт, а у Джея две. Король черви и туз пикей. Мысленно перебрав весь ход игры, он понял, что козырной туз был у Росса, только вот им пришлось расстаться, когда аспирант особенно ожесточенно пытался не думать на всякие посторонние темы. Победа была за ним, и этот факт был уже неоспорим. Шумно выдохнув, Джейк выложил сначала козырь, дождавшись, пока его заберут, а затем отдал последнюю карту, чёрного туза.
Кажется, я выиграл. Ну и что мне теперь тебе загадывать?
В голове крутились разные мысли, одна страшнее другой, но почему-то именно какую-то из них и хотелось назвать, чтобы разрушить невидимый барьер, который они тут на пару пытаются между собой выстроить. Джей совершенно растерялся и запутался, и пока мозг что-то судорожно придумывал, эмоции успели взять верх.
-Я загадываю желание, да? – голос дрожал и звучал глухо, Миллер поднялся, медленно обходя диван сзади, останавливаясь за спиной Дэмиана и рассматривая его затылок, в какой-то странной нерешительности, затем положил ладони на спинку дивана и наклонился, замирая в паре сантиметров от чужого уха. Пульс отдавался в горле, подскочив так, как будто Джейк совершил пробежку по лестнице, и никак не получалось передумать с тем, что он хотел загадать. Слишком близко он сейчас находился к Эну, едва-едва удерживая себя от касания и уговаривая побыстрее покончить с этим, пока окончательно не сошёл с ума.
-Тогда я, пожалуй, хочу ещё один поцелуй. Завтра на балу, - это было сказано шёпотом, достаточно различимым, но со сбитым дыханием, и от самой этой фразы внутри всё снова перевернулось. Джей сам ещё не осознал, что он действительно это произнёс, что ему впервые в жизни хватило духу на что-то подобное, обычно его смелость ограничивалась заданиями общества, но он просто не смог сопротивляться этому порыву. Аспирант буквально заставил себя выпрямиться и отвести взгляд от наверняка шокированного подобным заявлением Росса и отойти на шаг. Ему было и страшно и интересно узнать реакцию, услышать ответ, и почему-то казалось, что ему сейчас снова перепадёт кулаком по лицу. Кстати о пострадавших частях тела, скула продолжала болеть, хотя сейчас это почти не чувствовалось из-за неважности, и поэтому Джей почти не слушал её жалобного нытья приложить что-нибудь холодное. Оставалось лишь надеяться, что если сейчас что-то и случится, то это все-таки будет другая скула.

+2

22

Эн спокойно отложил свои карты за ненадобностью и вопросительно воззрился на Джейка, ожидая, что тот скажет.  Секунды тянулись медленно, как сгущенка из перевернутой банки, а в голове всё еще не укладывалась мысль, что кто-то выиграл его в карты. До сегодняшнего дня Дэмиан не совершал таких серьезных оплошностей, да и потом…ему всё время везло.
Тихие шаги Джейка, ощущение, что он за спиной – всё это неслабо нервировало Росса, по-прежнему сидящего на том же самом месте на диване, и судорожная дрожь в коленях подтверждала это. Её было не унять. А Джей был совсем близко, Эн буквально ощущал это каждой клеткой тела, и сердце, казалось, уже остановилось, совсем не бьется даже и только пустота в голове, этакое невероятное безмыслие. Когда чужое дыхание опалило ухо и щеку, Росс ощутил, как кровь приливает к лицу. Почувствовал, как сердце словно забилось часто-часто загнанным в ловушку кроликом. А дыхание замерло тишиной на кончиках губ. И только четкий шепот Миллера долетел до его сознания, как глаза расширились от удивления, и Дэмиан наконец-то что-то понял. Не осмыслил еще окончательно, но уже понял.
Нужно было идти и попытаться сделать вид, что он мирно посапывает в своей кровати. Парень поднялся с дивана, взял в руки ту самую книжку, в которой лежали те самые конверты, ключ от комнаты и направился к двери, стараясь не оборачиваться. Однако взявшись за косяк у входа, Эн остановился и резко обернулся, ища взглядом аспиранта. На губах Росса играла его привычная насмешливая улыбка:
-Всего один? Что ж…как тебе будет угодно, - знал бы Миллер, каких усилий ему стоило всё это произнести таким тоном. Знал бы он, как сложно было вообще не сорваться и не отдать ему этот поцелуй прямо сейчас, потому что Эн вдруг осознал, что утонул. И сопротивляться бесполезно. Первый раз за несколько лет, первый раз с тех пор, как они расстались с Одри, он действительно отпустил свою душу, позволяя ей парить. На него как будто вылили ведро ледяной воды, а потом завернули в теплый плед – было тепло, и вместе с тем как-то холодно. Он шел по коридору, не оглядываясь, но почему-то знал, что никого не встретит на своем пути. 
Дверь он смог открыть только с третьего раза. Руки не слушались, да и воображение под ручку с сознанием гуляли где-то не здесь. Эн покосился на часы.
Три часа. Отлично. Кажется, сегодня сон в пролете, - подумал он, но мысль была скорее случайной и фоновой, чем осознаваемой. Книга была благополучно спрятана в ящик стола, потом был душ, хотя Росс вообще не заметил, что он его принял, и благополучное отправление в страну грез. Вернее, слабая попытка сделать вид, что он мирно сопит и видит десятый сон. Однако еще долгое время он с бешено колотящимся сердцем прислушивался к звукам за дверью, ожидая, когда же вернется, наконец, его сосед по комнате.
А уснул он под утро. С бешено колотящимся сердцем и теплой улыбкой на губах. Завтра был новый день. А в комнате по-прежнему пахло свежими секретами и совсем немного опасностью, которую подарит им всем завтрашний бесконечный день.

+2


Вы здесь » Academy for indigo » закрытые флэшбэки; » Двое не спят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC