Academy for indigo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Academy for indigo » закрытые флэшбэки; » Herbst.


Herbst.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Название:
Herbst*.
Время и место действия:
Недалекое будущее, возможно, начало октября 2010 года.
Краткое описание событий:
В осени есть нечто завораживающее, не так ли? Ричард вышел просто прогуляться, вздохнуть неожиданно теплый воздух, смешав его с табачным дымом и терпким запахом собственного одеколона. Неожиданная встреча с объектом своего интереса слегка сбивает его с намеченной одиночной прогулки.
Участники:
Ричард Кларк, Лестер Келмет.

http://content.foto.mail.ru/inbox/alekss73/_blogs/i-963.jpg

*Осень (немецкий).

Отредактировано Richard Clark (2010-09-24 03:13:15)

0

2

Осень — это пора, когда одинокие люди согревают замерзшие сердца дымом сигарет. (с)
Ричард глубоко вздохнул и поправил цветастый теплый шарф, немного стягивая его и прокашливаясь от проникновения прохладного воздуха в легкие. Ему нравилось просто бесцельно бродить по дорожкам парка, с интересом рассматривая окружающую его листву цвета золота и темной карамели. Кларк достал пачку парламента и вынул зубами сигарету, щелкнула зажигалка и в воздухе затанцевала стройная струя табачного дыма. Его слегка смущали события последних недель, хотелось покоя и просто подумать в одиночестве. Иногда спокойная одинокая прогулка куда лучше шумной встречи с друзьями или еще кем-то. Рич вздохнул и шагнул к скамейке, удобно устраиваясь на чуть мокром дереве и закидывая ногу на ногу, затянулся и выдохнул. 
В юности, когда он только заканчивал школу, у него были отношения с его старым другом. Вернее, это можно назвать «дружбой-с-привилегиями», которая продлилась без малого  полгода, пока подружка Джастина не застукала их в весьма провокационной позе. Слава Богу, что это не вышло за пределы комнаты, иначе был бы крупный скандал – миссис Кларк была отчаянной активисткой в борьбе с гомосексуализмом. Сын гомик убил бы ее наповал, поэтому Ричард нашел себе девушку, и с удивлением понял, что они его привлекают в равной мере.
Сейчас в его мыслях был сумбур – как вот эта разноцветная листва – и он не был уверен в том, чего ему хочется добиться в итоге. Это и смущало его, и слегка злило. Кларк затушил сигарету и спалил окурок, чтобы не мусорить, и глубоко вздохнул. Ему предстояло сегодня подготовить цикл лекций, которые он хотел преподать ребятам, но работать не хотелось. Совершенно. Просто отдохнуть от всего, что его окружает. Это тяжело иметь дар, который помогает тебе ощущать окружающих его людей. Он не представлял даже, как же живется Лестеру, который погружается в эмоции гораздо глубже и сильнее.
Но, тем не менее, сторониться людей – это не выход, это совсем неправильно. Можно научиться держать себя в руках, принимать чувства остальных, как должное. Даже он научился этому, каждый раз снедаемый чувством беспокойства, он был уверен в том, что все можно исправить. Предотвратить возможную беду.

+2

3

Сегодняшний день был определенно плохим. Еще хуже, чем предыдущие на этой неделе. Лестер с самого утра находился в неважном настроении, в голове была целая куча каких-то обрывочных мыслей, и он никак не мог их связать. Всё это ему мешало, он не мог поставить защиту, и, соответственно, чувствовал все эмоции находящихся рядом людей. Когда терпеть уже было совсем невозможно, юноша решил пойти погулять. В полном одиночестве посидеть в парке на лавочке и просто отдохнуть от окружающего мира, который сегодня давил на парня особенно сильно. Джинсы, рубашка, осенняя куртка и кеды – обычные атрибуты таких вот вылазок на свет Божий. Ну, и конечно же, пачка сигарет, куда без этого? Келмет кинул взгляд на мобильник, валяющийся на тумбочке, потом развернулся и закрыл за собой дверь комнаты. Сегодня абонент временно не доступен. Быстро добравшись до парка, Лестер сразу же отправился к своей любимой лавочке – она находилось в одном из углов, окруженная деревьями.
Золотая осень. Как же всё-таки здесь красиво, надо почаще приходить. Здесь даже дышится легче.
Брюнет оккупировал своё место, выудил из кармана сигареты, чиркнул зажигалкой и подкурил. Здесь, на свободе, как он прозвал прогулки на улицу, ему думалось куда продуктивней. Сейчас мысли поползли в сторону декана его факультета, Ричарда. В последнее время с ними обоими творилось что-то странное. Лестер, как только пришёл, сразу обратил внимание на этого преподавателя: он был удивительно спокойный и уравновешенный, всё доходчиво объяснял и буквально притягивал к себе. Да, парню он понравился, да и многим его однокурсникам тоже. Однако, спустя какое-то время, Ричард начал проявлять особый интерес к Келмету. Всё чаще просил остаться после уроков, они просто разговаривали, иногда Кларк спрашивал Лестера о его способности, интересовался, как это. И однажды, как удар током, парень ощутил от мужчины жалость. Сейчас юноша только усмехнулся, вспоминая, насколько был тогда раздражен. Он практически стал игнорировать учителя, а то и его пары. В конце концов, ситуацию разрешил сам Ричард, заставив Келмета поговорить. Именно в тот момент нерадивый студент понял свою ошибку: это была не жалость, это было понимание. И неожиданно для себя Лестер открыл в эмоциях преподавателя симпатию. Не дружескую, не просто человеческую, а гораздо большую по размерам и по глубине. Стоит ли говорить про шок парня? Про бессонную ночь после этого события. Закончилось всё тем, что он, наконец, признал: Ричард ему тоже нравится. И даже не просто нравится, он влюблён. Влюблен в собственного декана. От самобичевания спасала только Марго, страстно желающая Франсин. Кстати, о ней. Они с Ричардом всё еще были вместе.
Как глупо. И главное, непонятно, зачем.
Тем временем, сигарета кончилась, Лестер это понял только в тот момент, когда фильтр обжег губы. Он выкинул окурок в урну. И тут же почувствовал кого-то рядом. Сначала просто по эмоциям, которые, кстати говоря, не были такими уж и позитивными. А потом и увидел человека, направляющегося прямо к нему. Келмет шумно выдохнул.
Лёгок на помине. Ричард. Чёрт..
Деваться было некуда, преподаватель уже стоял рядом. Да и молчать слишком неуместно.
-Добрый день, - негромко и как-то чересчур вежливо поздоровался Лестер.

+2

4

Ричард наоборот широко улыбнулся, и присел на скамейку рядом, не блокируя радость от встречи с юношей.
- Привет, Лестер, как ты? – Сурово сдвинул брови, слегка усмехнулся, - почему тебя не было на прошлой паре?
Кто бы знал, сколько ему стоило это спокойная насмешка! Он умело скрывал сейчас от юноши то, что беспокоило его, - но не был уверен в правильности своих действий. Келмет был для него загадкой за семью печатями, и сколько бы он не бился, но через скорлупу мальчика проникнуть не мог. Иногда ему думалось, что так будет даже лучше – к чему эти шекспировские страсти? Франсин последнее время смотрит в его сторону все более внимательно, словно догадываясь о его чувствах, и Кларк испытывал нечто вроде угрызений совести. Рич потер переносицу, взлохматил и без того лежащие в беспорядке волосы, и улыбнулся сам себе.
- Тебя что-то беспокоит? – Мягко спросил он, закуривая вновь, - ты последнее время какой-то дерганный, и как будто избегаешь меня.
«Кретин! Мог бы еще на колени встать и пропеть ему партию какой-нибудь девицы из дешевой оперетты!» Ричард едва не хлопнул себя по лбу, но сдержался от таких действий. Кларк закусил сигарету зубами, потер ладони, и между ними промелькнула искорка – он чуть более напрягся и между ладоней под его взглядом вспыхнул огонек. После того, как он использовал свою способность, у него немножко горела кожа, но ему нравилось это ощущение. Как будто ты сопричастен к огню, сам становишься этим пламенем, живешь им. Ричард сбросил пепел с сигареты и затянулся вновь, выпуская тонкую струйку дыма и следя за тем, как ее уносит ветром, растворяя. Ему бы хотелось, чтобы так же рассеялись все его опасения и грусть, которая охватывала его, когда он видел Лестера. Ему неприятно было думать, что юноша легко может почувствовать то, что он сам толком еще не осознал, это слегка смущало его. Но в тоже время он прекрасно понимал – от себя бегать бессмысленно. То, что есть – есть, и с этими обстоятельствами придется смириться.
Он вспомнил, как несколько лет назад в него влюбилась однокурсница – робкая, большие глаза и хрупкие запястья. Она не преследовала его, но ее печальный взгляд заставлял его чувствовать себя виноватым. Ричард пытался поговорить с ней, но девушка постоянно убегала от Кларка. Позже он узнал, что она погибла под колесами пьяного водителя. Тогда ему подумалось, что он ни за что не упустит свой шанс быть рядом с любимым человеком, но стоит ли игра свеч?

Отредактировано Richard Clark (2010-09-22 16:53:45)

+2

5

На прошлой паре. Да. Кажется, это был тот день, когда Марго меня почти уговорила во всём признаться.
Лестер вспомнил, что на прошлую пару истории он действительно не пришел. В то утро настойчивая подруга пыталась объяснить ему, что лучше всё рассказать, а потом уже придумать выход, (хотя кто бы говорил), и парень почти послушался, но в последний момент, на перемене, увидел Ричарда с Франсин и резко передумал. Естественно, идти на занятия не было уже ни сил, ни желания.
-Я плохо себя чувствовал. Голова раскалывалась ужасно, - врать Лестер не умел и не хотел, и сейчас ненавидел себя за то, что ему приходится это делать. Сочинять какие-то глупые истории, как будто ему 15, и он ходил пить с друзьями в подворотню. Или изменял с кем-нибудь. Парень сам поежился от этой мысли, закравшейся в его голову. Нет, если бы вдруг, только вдруг, так случилось, что они с Ричардом были бы вместе, он бы не смог ему изменить. Но это всё мечты, не имеющие ничего общего с реальностью. Нервы не выдерживали, парень снова достал сигарету и закурил. Не то, чтобы его напрягало присутствие преподавателя, наоборот, он был слишком взволнован этим. Сердце билось быстрее, причем казалось, что где-то в горле, и пальцы дрожали. Хотя, может это от холода? Юноша чуть не выронил несчастную сигарету на землю, когда учитель заговорил. Келмет пораженно вслушивался в его слова.
Избегаю? Беспокоит? Он что, переживает из-за этого?
-Ээ..да нет, со мной всё в порядке, - он правда старался, чтобы голос звучал ровно и спокойно.
Опять ложь. Сколько можно. В порядке. Конечно, я в порядке. Всего лишь влюбился в своего декана, ну с кем не бывает..
Лестер не удержался и негромко хмыкнул. А потом покосился на Ричарда. Тот, как раз занимался экспериментами со своей способностью. Огонь всегда завораживал парня, а когда рядом с огнем был еще и Кларк…Келмет с трудом отвел взгляд, осознав, что слишком внимательно смотрит. Слишком двусмысленно, как ему казалось. Эмоции Ричарда все равно просачивались, как бы он их не скрывал, и его непонятная грусть отдавалась странным ощущением в груди.
-Так необычно. Сидим тут вдвоем, вокруг пожелтевшая листва, и больше никого. Прямо-таки рома…
Лестер осекся и прикусил кончик языка. Ну вот, и кто, за него, собственно, тянул? С чего парень вообще заговорил об этом, да еще и так, как будто перечитал дешевых дамских романов. На смену замешательству пришла вина. В конце концов, он студент и разговаривает ни с кем иным, как с преподавателем.
-Извините, -это было сказано почти шепотом. Очередной окурок полетел в урну.

+2

6

Ричард грустно улыбнулся и покачал головой: «Мальчишка, врать совсем не умеешь. Может быть, тебе плохо было? Или ты решил, что наши занятия не нужны тебе? Зачем ты лжешь, так неумело комкая слова в дешевые фразы? Это…неприятно». Вслух он долгое время ничего не говорил, понимая, что Лестер не ждет его слов – парню нужно было одиночество, ему нужна была крепкая защита от чувств из вне. Он сглотнул горькую от табака слюну и хмыкнул:
- Вот как, - вздохнул, - пожалуйста, предупреждай меня, что не придешь  на пару. Я бы хотел знать, что с тобой все в порядке, а не бегать по всей академии в поисках тебя.
Было бы глупо скрывать то, что он заботиться о мальчике. Но, когда, Боже, когда эта забота переросла в нечто более глубокое? Франсин клала ладони ему на плечи, ее губы были мягким и нежными, но почему он представлял совсем другого человека на ее месте? Ему же не шестнадцать лет, чтобы грезить о таком…это было почти грязно. Ему вспомнилась фраза из «Собаки на сене»: «Любовью оскорбить нельзя. Кто б ни был тот, кто грезит счастьем;  Нас оскорбляют безучастьем». Оскорблял ли он свою девушку равнодушием? Показной вежливостью? Искали ли он тепло других глаз, нежность других рук, чужую улыбку ловил ли он? В школах им твердят, что любовь – это хорошо, в церкви говорят о любви к ближнему, но когда ты выделяешься из толпы – так смело, так открыто – ты превращаешься в грязное чудовище.  И с возрастом, забитый этими предрассудками, ты покоряешься массам. Вот и Ричард сейчас не мог понять, что для него в итоге важно, чье мнение имеет значение. А самое мерзкое было то, что он мог лишь предчувствовать действия мальчика, но он не знал, что он ощущает, о чем думает и чем живет. И Кларка бесило собственное бессилие, ведь он мог только наблюдать. Быть, как все. Кларк затушил сигарету, достал новую и поджег ее без помощи зажигалки, озорно посмотрел на парня:
- Да ладно уж, Лестер, ты в чем-то прав, - он кивнул на окружающую их природу. – Тишина, что обволакивает нас прекрасна, не правда ли? Мы словно отрезаны от остального мира, погружены в собственные мысли. Я называю это побегом от реальности, но эта красота стоит этого, как думаешь?
И правда – природа медленно умирала, разлагаясь, даря свою последнюю уходящую красоту случайным наблюдателям. Мягкие, прозрачно-желтые листочки покрывали влажную от дождя землю, которая дышала и выпускала в воздух пар. Ричарду казалось, что они в сонном царстве, в объятиях самого Морфея, и Мойры плетут их судьбы – внутри странно кольнуло. Наверняка, это Клото соединила его судьбу с жизнью Лестера. Но только чего она хотела добиться-то? Ричард давно уже не был мальчишкой, который бросается на волну, не боясь, что пойдет ко дну, жизнь научила его осторожности. Аккуратными шагами он ступал по льду, и однажды уже чуть не провалился, и кто знает -  а можно ли доверить себя в чужие, такие хрупкие руки? Кларк поймал себя на том, что уже несколько минут царит тишина, а он внимательным, но чуть затуманенным взглядом следит за юношей. Мужчина слегка сконфуженно отвел глаза и вздохнул: «Идиот. Слишком раскрылся!».

+2

7

Грусть Ричарда еще больше ударила по нервам, и Лестер даже зажмурился. Ему действительно было больно от того, что сидящий рядом испытывает такие эмоции. И стоит заметить, что если бы это был кто-то другой, парень бы даже не обратил внимания.
Интересно, что с ним происходит? Он так расстроился из-за меня? А может быть, он поссорился с Франсин..
Келмет неоднократно видел двух преподавателей вместе, они и не очень-то скрывались. Но назвать то, что между ними происходило, любовью, юноша не мог. Это были совершенно другие ощущения: привязанность, доверие, уважение...Но любовь? Нет. И тем было хуже, Лестер не мог понять, почему они вместе. Он копался в обоих, искал хотя бы что-то большее, что могло бы связывать их, но так и не нашёл.
Видимо, она сказала правду. Сейчас встречаются с кем-то только потому, что больше не с кем.
Таинственная «она» была матерью Лестера. Удивительная женщина, которая смогла принять в нём всё: способности считала даром Божьим, на роман с парнем сказала лишь, чтобы это было по любви. Келмет очень скучал по ней, её сейчас безумно не хватало, но несчастный случай решил всю его дальнейшую судьбу. Мама погибла в ДТП, а парень, спустя год, оказался здесь, в этой академии. По сути, друзья, а в особенности Ричард, были тонкими ниточками, между миром и Лестером. Если бы не они, связь была бы окончательно и бесповоротно разорвана.  Парень повернулся к своему преподавателю и взглянул на него из-под челки, в этом взгляде было что-то странное, похожее, пожалуй, на отчаяние.
-Куда бы ты не бежал, от реальности убежать нельзя. Она всегда тебя настигнет, сделав вид, что проходила мимо случайно. И ты всё равно останешься с ней один на один.
Двусмысленно, даже слишком. Но что мог поделать юноша, если его жестокой реальностью был именно Ричард Кларк? Куда бы он не шёл, они обязательно где-нибудь пересекутся, начнут о чем-нибудь говорить, будто ненарочно делая долгие паузы, странно смотреть друг на друга и разгонять тараканов в своей голове, которых уже никаким дихлофосом не потравишь. Вот и сейчас, опять, Лестер чувствовал себя произведением искусства в музее, на которое жадно смотрит заядлый коллекционер. Осознание этого вдруг всколыхнуло в душе целую бурю непонятных эмоций. Смущение, непонимание, печаль, злость и что-то еще..Такое непривычное, но очень, очень сильное, Келмету ли не знать этого.
Не понимаю. Не понимаю, что он так на меня смотрит и сидит, как в воду опущенный. Это какое-то безумие, если бы не Франсин, я бы подумал, что…о нет, я бы не подумал. И не подумаю. Хватит.
Парень тяжело вздохнул, настроение ухудшилось еще больше. Ему уже действительно начало казаться, что он сходит с ума, и всё это плод его воображения. Если бы не четкие эмоции Ричарда, он бы подумал, что ему просто померещилось, и он выдаёт желаемое за действительное. Лестер полез в пачку, и с еще большим разочарованием обнаружил, что там пусто. Он повернулся к Кларку, но старался смотреть куда-то в его плечо:
-У меня сигареты закончились. Можно Вашу?

+2

8

Где-то вдали ветер сорвал лист с ветки, уронил банку, которая с невероятным грохотом прокатилась по дорожке, распугав птиц, и Ричард вздрогнул от ощущения острой опасности. Это чувство прокатилось от затылка к плечам, и вниз по позвоночнику, особенно задержавшись на пояснице. Кларк сипло выдохнул и встряхнул головой, не позволяя этому чувству перерасти во что-то большее, он лишь как-то странно улыбнулся:
- Ты сам бежишь от реальности и сам даешь ей себя поймать, Лестер. – А потом неожиданно даже для себя добавил, - и ты не один, слышишь? Я не дам тебе быть одному.
Сказал и сам поверил – правда. Сердце лгать не может и Ричард, прикрыв глаза, дал парню почувствовать, что он не лжет. Раньше всегда боялся, что будет нелепым, делая подобное заявление, но сейчас накатило такое спокойствие, которое словно сломало барьер его сдержанности. Кларк откинулся на спинку лавки, вытянул ноги и посмотрел на черные кожаные кеды – он такой, какой есть. Сейчас он был настоящим, и даже то, что мальчишка сворачивался ежиком, демонстрируя миру свои иголки, не пугало его. Мужчина мягко улыбнулся и протянул ему пачку сигарет, чуть вздрогнув, когда прохладные пальцы случайно коснулись его кожи. Он чуть выдохнул воздух и одновременно с этим с выдохом выпорхнули искрящиеся искринки.  Ричард вздохнул:
- Когда мне было семнадцать, я думал, что схожу с ума. Мои чувства были обострены, я мог предугадать, что может случиться с человеком, я ощущал это…знаешь, немели кончики пальцев, а перед глазами танцевали тени, - он хмыкнул, затянувшись, - тогда даже мой отец считал, что я чертов псих. А потом я поджег диван в столовой и тогда родители забили тревогу, а я ощущал себя невероятно одиноким. И мне было страшно. Тогда никто не предложил мне помощи, и сейчас я понимаю, как не хватало дружеского плеча, поддержки…Впрочем, все это сейчас звучит глупо, да?
Он не собирался изливать ему душу – это только его проблемы, но парень был так же одинок, как и он когда-то. Чувства, как оголенные провода, и часто это может быть почти больно, ему ли не знать. Ветер играючи пробежался по асфальту, подхватывая несколько листьев,  и Ричарду показалось, что он слышит, как ломаются у хрупких листочков хребты. И вздрогнул от ощущения всего того же невероятного ужаса, которое заставляло его руки холодеть и даже язычки пламени не могли согреть ледяную кожу рук. Он поднял голову, внимательно вглядываясь в грязное месиво, именуемое небом, и понял – скоро быть дождю. Но уходить не хотелось, слишком редки были эти разговоры наедине, где никто не может помешать. Поэтому Кларк засунул руки в карманы куртки и исподлобья, чуть насмешливо, но по-доброму посмотрел на объект своего обожания. «Я гребанный извращенец» подумал он, «и почему-то меня это совсем не смущает».

+2

9

Грохот банки об асфальт заставил Лестера вздрогнуть и хотя бы ненадолго отвлечься от своих мыслей, и эффект был не столько от неожиданного звука, разрезавшего тишину, а от крика птиц. Парень уставился вверх, глядя, как быстро они разлетелись. В отличие от Ричарда, Келмет прекрасно понимал их испуг, он же мог с ними общаться.
По-моему, я скоро сойду с ума. И вместо академии буду в психушке.
Он невесело усмехнулся, все еще не опуская своего внимательного взгляда с успокаивающихся птиц. С небес (в прямом смысле этого слова) на землю его, как и обычно, вернул голос преподавателя.
-О нет, она ловит меня сама…
Парень внезапно замолк, дослушав и изумленно глядя на Ричарда. В то, что он только услышал, поверить было просто невозможно. Так и хотелось сказать: «Повтори», но Лестер сдержался, понимая, что это будет слишком, даже для него.
-Спасибо, - Келмет опустил взгляд, размышляя над словами учителя.
Интересно, что он имел в виду, говоря это? Кажется, я знаю ответ, и от этого как-то странно. Или страшно? Или это мои глупые надежды на что-то несбыточное.
Но Кларк был спокоен, пугающе спокоен, неужели его не смущало то, что он только что сказал? Или он и вправду не вкладывал никакой другой смысл в свои слова? А ведь так и есть, преподаватель должен заботиться о состоянии своего студента, в том числе и о моральном. Лестер вытянулся, как натянутая струна, когда Ричард заговорил снова. Его рассказ одновременно и ранил, и лечил душу, Келмет снова растерялся, абсолютно не зная, как правильно себя повести. Но тут случились решающие слова. Дружеское плечо, всё верно. Ну и что, что юноша просто зацепился за такую банальщину, зато он нашел выход, и теперь не наговорит глупостей.
-Если бы мы были тогда знакомы, я бы помог Вам, стал бы другом. Жаль, что я так молод, - Лестер слабо улыбнулся, по-прежнему не глядя на Ричарда, -даже не знаю, как Вам удалось это пережить. Достойно восхищения.
Келмету приходилось нелегко со своими способностями, это правда. Пару раз его голову даже посещала мысль о самоубийстве, но он как-то быстро забыл об этом, решив, что слишком сильный для подобной слабости. Парень резко обернулся на шорох позади и сощурился, пытаясь найти его источник. Это была всего лишь кошка, правда, не совсем обычная, чёрная. Хотя Лестер никогда не придерживался таких предрассудков насчет бедных животных, потому он мысленно подозвал её к себе, наклонился и погладил. Та, в свою очередь, довольно заурчала. Когда юноша выпрямился, ему уже предлагали сигарету, которую он просил. Не задумываясь, Келмет за ней потянулся и случайно коснулся руки Ричарда. Это было не просто прикосновение, что-то большее, юноша исступленно моргнул, вдобавок к этому ощущению добавилось еще и странное чувство Кларка. Оно почему-то показалось Лестеру…личным? Интимным? В итоге, юноша стремительно отвернулся и попытался перевести дух, даже забыв сказать спасибо.

+2

10

Реальность есть реальность. Было бы глупо от нее отворачиваться. И боль здесь ни при чем. ©

Знал ли Лестер, что его боль выворачивает Ричарда? Вытягивает позвонки наружу, оставляя оголенные кости? Он не понимал, как с ней справится – он и свою-то с трудом мог утихомирить, а тут еще и неприятности родного существа. Мужчина глубоко вздохнул, когда юноша повернулся к нему спиной и неловко коснулся его плеч, мягко сжимая.
- Не за что, Лестер, - вздохнул глубже, - я же сказал тебе, что ты можешь на меня рассчитывать, понимаешь? Я не знаю, что было бы, будь ты тогда рядом со мной, и не слишком хочу узнать это. Я был тогда другой, гораздо злее и сложнее, плюющийся огнем в прямом смысле этого слова. Я не знал, что такое тепло и не умел его дарить.
Кларк сам не заметил, как осторожно притянул парня к себе, чуть наклоняясь и мягко говоря, ему на ухо:
- Я рад, что ты не знал меня тогда, ты был бы очень разочарован в своем… - он на секунду замолчал, решая, как ему назвать себя, - друге.
Но все внутри кричало: «Какой, мать твою, друг? Ты ощущаешь его, как никого другого, какая нахрен дружба?». Кларк, словно обжегся, отдернул руки и занял их сигаретами, нервно закурил – точно помрет от рака, нельзя столько курить,- и закрыл глаза. Пространство вокруг словно нагрелось, даже воздух чуть поплыл от случайного выброса силы, который Ричард с трудом взял  в руки. «Тихо, тихо, это все – вода, уйдет в песок и поминай, как звали».
- Прости, - глухо прошептал, - я до сих пор не всегда могу контролировать себя.
Это было признанием, которое он не хотел бы делать вот так вот – его слабое место, которое обнажало его перед другими. Несдержанность, значит незрелость, а этого клейма Ричард боялся всю жизнь. Со своей мальчишеской внешностью он всегда остро ощущал свою…неполноценность? Зная, что юноше это может, не понравится, он постарался взять эмоции под контроль, но это у него никак не выходило. Никак. Черт! Он глубоко затянулся, ощущая, как дым и правда успокаивает и выпустил тонкие струйки через ноздри. Он стал похож на быка, который увидел свою красную тряпку и бьет копытом, готовый порвать свою жертву… Кларк неожиданно ухмыльнулся: «Малыша уж точно нельзя назвать жертвой. В данном случае жертва все-таки я. И чертов кретин, влюбившийся в мальчишку…».

+2

11

Отпусти меня. Отпусти-отпусти-отпусти. Или нет, не отпускай.
Лестер путался в мыслях, ощущение пальцев, пальцев Ричарда, на своих плечах лишало всяких остатков рассудка, если таковые ещё были. Парень не мог нормально соображать и очень слабо воспринимал информацию, он буквально заставил себя успокоиться и вслушиваться. Отвлечься от того, что происходило в его душе: там его собственные эмоции переплетались с эмоциями Ричарда, и парень уже совсем ничего не понимал в этой путанице. Поэтому надо было активно включить мозг, чего все-таки Келмет и добился.
Злой Ричард? Очень смешно, ты и мухи не обидишь, кого обманывать.
Лестер собирался ответить, даже придумал, что. Но вот этот завораживающий шепот в самое ухо как ураган согнал все мысли. Не хотелось думать ни о чем, кроме ощущения близости любимого человека. Жаль, что этот момент быстро закончился, и сломал все небесные кренделя, которые успел намечтать парень. Единственной спасительной соломинкой оставалась буря эмоций в душе Ричарда. Это ужасно – чувствовать, что ты ему небезразличен, но не мочь ничего сделать. Разве что сидеть, как приклеенному, и молчать в тряпочку, переваривая все происходящее.
Так. Стоп. Чего это я нюни распустил? В конце концов, я – Лестер Келмет, которого все считают наглым. Так почему бы мне не позволить себе немного наглости?
Решительная мысль была почти сбита ощущением нагретого воздуха. Вот только пожара не хватало, сухие листья воспламеняются очень и очень быстро. Но Кларк вдруг извинился и успокоился. Что ж, вот он, зеленый свет.
-Ничего страшного, - мягко улыбнулся юноша, как бы невзначай растягиваясь на лавочке и укладывая голову на колени своему преподавателю.
Что я делаю? Хотя... Если играть, то играть до победного конца. Правда интересно, какая сторона победит? Брюнет или блондинка?
Лестеру вдруг страшно захотелось рассмеяться от этой глупой мысли, но он сдержался и посмотрел в упор на Ричарда:
Надеюсь, Вы не против. Мне как-то..нездоровится.
Последняя фраза прозвучала слишком загадочно. Может, студент просто дал понять своему декану, что он в курсе его чувств?
Мой декан, а что, звучит. Мм, хорошо-то как. Иногда наглость - и правда второе счастье.
А вот теперь интересно, что сделает бык с красной тряпкой, которая находится в такой опасной и упоительной близости к нему?

+2

12

Чёрт с ним со всем, буду последним романтиком сексуальной революции.(с)

Как будто воздух выбили – коснуться пальцами волос мальчишки, чуть помассировать голову и слегка улыбнуться. «Провокатор» промелькнула насмешливая мысль, но Кларк уже слишком пришел в себя, чтобы открыться ему вновь. Мальчик мог зайти слишком далеко, но, что, что он искал? Неужели этой рваной недонежности, украденной у той, кому она должна принадлежать? Ричард едва не застонал от ощущения полной беспомощности, осознания того, что он проигрывает, толком не начав игру. Кларк неожиданно хитро улыбнулся и склонился к Лестеру, прошептал:
- Может, мне отнести тебя…в лазарет, как думаешь? – Пальцы чуть мягче прошлись по волосам юноши, скользнули к ушам и мягко помассировали, - или тебе просто нужно немного расслабиться?
«Конечно, я ни черта не имею в виду, как именно тебе нужно расслабиться» мысленно ухмыльнулся Кларк. Он все еще не менял положения, рассматривая лицо Лестера. Красив, но не смазлив, хитрые глаза, прямой нос и мягкие, ехидные губы, которые так хочется припечатать поцелуем. Чтобы знал, что именно он требует от всегда спокойного Ричарда. Но слишком велика была сила аутотренинга, именно поэтому Кларк продолжил улыбаться, как будто он был на светском рауте, а не находился в опасной близости от края. А как же Франсин? Но, собственно, что Франсин, если у него крышу сносит от Лестера? Мужчина глубоко вздохнул, вновь ощущая, как мягко нагревается воздух вокруг, но на этот раз сдержать силу было куда сложнее, она упрямо рвалась на свободу, заявляя право на самостоятельность.
- Ты же больше не будешь пропускать мои лекции? – Как ни в чем не бывало спросил он, - а то ведь и на пересдачу отправить могу.
«Ага, с вином, свечами и статьей за совращение собственных студентов. Которые вовсе не против быть совращенными, но кого будет волновать этот маленький нюанс?». Ричард хмыкнул, представив, что скажет его дорогая матушка, когда узнает, что сына арестовали за «блуд». Встряхнулся, отстраняясь от юноши, и занимая мысли совершенно посторонними вещами. Чем угодно, но не объектом своего вожделения, голову которого он продолжил мягко поглаживать, даже не замечая своих собственных действий. «Мои руки меня предали» с тоской подумалось ему.

+2

13

Близко. Слишком близко.
Лестер едва поборол желание куда-нибудь отклониться, только чтобы держаться подальше от наклонившегося к нему Ричарда. Спокойствие стоило ему неимоверных усилий, но всё же было восстановлено, хоть и весьма хрупко. Парень буквально ощущал, как балансирует на грани между «всё» и «ничего». И никаких опрометчивых действий совершать было нельзя. Но еще эти пальцы Кларка, которые буквально заставляли терять самоконтроль, плавно передвигаясь по голове юноши и цепляясь в волосах.
Интересно, что подумала бы Франсин, увидев нас в таком положении? Ах, да, мне же просто оказывают посильную скорую помощь с головной болью, и никто ничего делать не собирается. Совсем.
Келмет прищурился, едва заметно улыбаясь и глядя преподавателю прямо в глаза:
-Лазарет, знаете ли, крайняя мера. Мне скоро должно стать лучше.
Должно тебе, конечно. Какого черта я творю, интересно мне знать?
Здравая мысль была согнала с места вихрем чувств, разом охватившим душу Лестера. Слова были просто слова, в них не было ничего, но вот в тоне…Эмоции Ричарда буквально вплетались в эмоции парня, заставляя ответить ему обычную фразу в такой же двусмысленной манере. Хотя, кажется, этот разговор приобретал всё более однозначный вид.
-Ну почему сразу на пересдачу? - хитрые глаза были прищурены, Келмет бесстыдно любовался деканом, даже и не думая ничего скрывать. Все попытки разума что-то верещать жестоко пресекались, - если Вы сомневаетесь в моих знаниях, Вы можете назначить мне дополнительные занятия, чтобы проверить мои возможности. Я с удовольствием буду их посещать.
Что за чушь я несу? Так откровенно я не флиртовал ни с кем, он же меня сейчас просто пошлет. Ну, раз уж мне нечего терять…
Ричард был по-прежнему близко, стоило чуть-чуть приподняться, и Лестер бы коснулся его губ. Не целуя, нет, просто попробовать. Пульс оглушительно отдавался в висках и в ушах, парень даже сделал неуловимое движение навстречу, но Кларк отстранился. Стоит ли говорить о степени разочарования? Брюнет поерзал на чужих коленях, спасая ситуацию и делая вид, что просто неудобно лежал.
Еще чуть-чуть, и я бы совершил ошибку. Но какую приятную ошибку.
Руки Ричарда по-прежнему были в волосах, это отвлекало, а между тем, воздух продолжал нагреваться до слишком опасного уровня. Лестер очень серьезно посмотрел на учителя, как будто вовсе не он только что напропалую заигрывал с с собственным преподавателем.
-Только не надо пожар устраивать. Пожалуйста, - это было сказано очень тихо и очень мягко, просто призывая Ричарда к контролю за своей силой, а не стремясь его обидеть или задеть.

+3

14

Hо может статься и так - ты прозеваешь момент, когда я стану опасен -
    Hе заходи за черту, не заходи за черту, не заходи за черту.(с)

Ричард криво улыбнулся, ощущая, как сила мягко возвращается, устанавливая хрупкое равновесие, и только ладони слегка потеплели под метнувшимися в них искрами. Но желание прикосновений не исчезло, оно заставляло кончики пальцев покалывать, и Кларк не смог отказать себе в желании легонько провести подушечками пальцев по скулам юноши, коснуться щек, мягко пройтись по подбородку и осторожно коснуться нижней губы Лестера – совсем невесомо. Если бы даже парень возмутился, Ричард не смог бы так легко придти в себя. Потемневшими темно-серыми глазами он наблюдал за Лестером, не решаясь открыться ему полностью, но и не прячась от его силы.
- Дополнительные занятия, говоришь, - слегка хрипловато хмыкнул он, - а почему бы и нет? Тебе нужно повторить некоторые даты, да и ты пропустил два блиц-опроса.
«Интересно, мы, наверное, со стороны смотримся, как парочка» хмыкнуло подсознание, и Кларк со вздохом покачал головой, слегка смущенно возвращая руки к растрепанным им же самим волосам юноши. Пальцы горели от прикосновения к нежной коже, и Ричард необыкновенным усилием воли заставил себя больше не рисковать. Ему хотелось склониться и мягко попробовать каков на вкус будет поцелуй Лестера? Мягким, со вкусом табака и нежности? Или чуть более грубым? Франсин всегда торопилась куда-то, словно их могли разлучить, ей не нравилось слишком долго ласкаться, или может быть  - им просто не было хорошо вместе? Ричард раньше не задумывался об этом, он лишь принимал их отношения, как должное. Мужчина закусил губу: «Не стоило все это затевать, ой, не стоило. Чувствую, что заварил я кашу, которую потом же сам и буду расхлебывать!». Он не был уверен в Келмете…Юноши в этом возрасте куда более ветрены, а Ричард уже хотел постоянства, чтобы просыпаясь утром, обнимать любимого человека и знать, что впереди у вас много таких дней.
Ричард вздрогнул, когда оглушительно громыхнул гром, и следом на землю упала первая капля – мелкая, разбившаяся в долю секунды. Кларк с какой-то грустью понял, что волшебный момент нарушен, и неожиданно – похоже, что для них обоих, - склонился и коснулся губ юноши мягким поцелуем. «Один раз живем» вновь пошутило сознание, в панике пытаясь выловить ускользающий здравый смысл, который махнув рукой, исчез в начинающемся дожде.

Отредактировано Richard Clark (2010-09-23 17:55:37)

+2

15

Кажется, Лестер стал немного приходить в себя и осознавать, что, похоже, он переступил грань, только вот в какую сторону? Всё или ничего? Прикосновение  - почти как ожог, и дело не в силе Ричарда, а в самом ощущении. Юноша, кажется, даже перестал дышать, прикрыв глаза и не двигаясь, но дрожащие ресницы, наверняка, выдавали его волнение. Казалось, что линии, которые подушечками пальцев выводят на его лице, будут чувствоваться даже через час. И через два. Или даже больше. Кульминацией всего этого, несомненно, стало прикосновение к губам. Келмет хотел уже наплевать на все, абсолютно все рамки приличия, и поцеловать, но что-то не давало. Странно чувство, связывающее по рукам и ногам, как будто бы не желающее, чтобы этот момент был разрушен. Юноша едва смог улыбнуться и приоткрыл один глаз.
-Значит, договорились. Выбирайте дни, - в горле определенно пересохло, голос был больше похож на шепот, а может, Лестеру просто не хотелось говорить.
Интересно, что будет дальше? Хотя, что еще может быть. Сейчас я встану, скажу, что мне пора, и уйду. Не оборачиваясь. А завтра Ричард и его дама сердца снова будут вместе, и никакой восемнадцатилетний студент не сможет им помешать. Но все это будет через пару минут, а пока я позволю себе еще немного удовольствия.
Парень чувствовал себя странно, эмпатия подсказывала совершенно очевидные вещи, но решиться он не смог бы. Вот так вот уставиться в глаза и сказать что-нибудь в стиле: «Запомни, ты только мой». Потому что это было не так, и этот мужчина, какие чувства он бы не вызывал, принадлежал другой. Она будет готовить ему кофе по утрам, а еще у них обязательно будет ребенок.
Хорошо, если бы мальчик, похожий на Ричарда.
Резкий и оглушающий раскат грома заставил Лестера фактически подпрыгнуть на месте, он ошарашено уставился в темно-серое небо. Первые капли дождя были очень крупными и очень быстрыми, юноша сразу понял, что сейчас будет не хилый ливень. А они до сих пор на лавочке.
Ну, вот и всё. Хэппи-энда не будет.
Не успел Келмет это подумать, как к нему очень резко и неожиданно наклонились. Он успел ухватить взгляд Ричарда, прежде чем тот…поцеловал его? Брюнета едва не встряхнуло от ощущения чужих мягких и теплых губ на своих собственных, а сердце, тем временем, сжималось от страха. Он действительно боялся сделать хотя бы что-то, иначе мог бы спугнуть этот момент. И всё же сопротивляться было невозможно, Лестер совсем чуть-чуть подался навстречу, не то отвечая на поцелуй, не то начиная его, это всё было слишком запутанно. Дышать? Что такое дышать? Совершенно бесполезное сейчас действие. Мысли в миг очистили сознание, оставив вместо себя приятную пустоту. А между тем, дождь разыгрался уже не на шутку.

+3

16

офф: прописал действие партнера, если это не понравится, пост перепишу.

«…Любит, потому что любит, не любит, потому что не любит, — логика чувств и страстей коротка.» ©

Внутри что-то оборвалось и со звоном рассыпалось в мелкую пыль, а Ричард едва не застонал от разочарования, когда на них обрушилась стена дождя. А еще он понял, что сделал шаг в сторону «пропасти» - сказать, что он поцеловал юношу из интереса, будет, по крайней мере, глупо. Да и отрицать свое чувство Кларк не мог, он привык не лгать хотя бы самому себе. Мужчина отстранился и помог Лестеру подняться, несколько секунд смотрел ему в глаза, ощущая, как одежда становится мокрой, а волосы начинают чуть виться от воды.
- Пойдем, здесь недалеко есть сторожка, переждем дождь там, - он протянул Келмету руку, выжидающе посмотрев на него.
Юноша пошел следом за ним, но руки не коснулся, заставив Ричарда чуть прикусить губу и чертыхнуться про себя. «А чего ты вообще ожидал, едва завоевав уважение этого ребенка, начав приставать к нему?». То, что Лестер сам рванулся к нему, Ричард не брал во внимание. Они, наконец, добрались до небольшого домика, обнесенного повалившимся заборчиком, и Рич толкнул еле держащуюся на петлях дверь, проходя внутрь. Единственная комнатенка утонула в полумраке, пыль витала в воздухе крохотными пылинками, у противоположенной стены Кларк с удовольствием увидел ветхий, но неплохой камин. Мужчина подошел к нему и сел на корточки, несколько секунд гипнотизировал взглядом те несколько поленьев, что лежали внутри, и вскоре первые неловкие язычки пламени стали лизать древесину. Ну, вот. Ричард обернулся, ища взглядом Лестера, и почти сразу отвел глаза, тяжело вздохнув.
- Здесь должен быть котелок, - пробормотал он, - только я совершенно не помню, где именно…
В сундуке, который какая-то добрая душа оставила недалеко от камина, он смог найти металлический котел с чуть погнутыми ручками. «Хм, ну лучше, чем ничего» подумал Рич, доставая следом пачку чая и упаковку сахара.
- Один знакомый мне рассказывал, что они использовали эту сторожку несколько раз, и сделали запасы на будущее, - буднично сказал Кларк, - поэтому я был так уверен, что здесь есть все, что нужно. Но не помнил, где именно, правда, но нашел же. Выпьешь горячего чая, не хочу, чтобы ты простыл…
В то время пока он говорил, Кларк успел налить воду в котелок и подвесить его на огонь, потому что газовая плита, находящаяся тут же, уже явно пришла в негодность. Пока вода грелась, он в ситечко насыпал заварку и поместил ее в большую кружку, бросил туда кубик сахара, и снял с огня воду, залив ею будущий чай. Все эти манипуляции он делал молча, не зная толком, что именно он хотел бы сказать Келмету, или просто не желая говорить то, что он думал о нем. Последние пару недель он вставал задолго до рассвета и уходил на улицу, надеясь, что холодный воздух вставит ему мозги на место, но все больше запутывался сам. Ричард со вздохом вытащил ситечко и швырнул его куда-то за спину, подошел к юноше и протянул ему кружку:
- Выпей, пока он горячий, - мягко.

+2

17

Лестер совершенно запутался во времени. Сначала ему казалось, что поцелуй был медленным, но оборвался он слишком быстро и резко. Дождь лил во всю, но парню было совершенно всё равно на данный факт, хотя он, практически, промок уже до нитки. Ричард что-то говорил, но юноша его не слышал, в его ушах стоял какой-то странный звон, а мозг абсолютно отказывался работать исправно. Келмет перевел взгляд на мужчину, который протягивал ему руку, потом поднялся, даже не дотронувшись до нее. Ему хотелось бежать отсюда, бежать, как можно дальше, и он сам не понимал, почему поплелся вслед за преподавателем. Они добрались до старого домика, который как будто в сказке, являлся спасателем от сильного ливня. Хотя, признаться, Лестеру было откровенно параллельно, что с него текла вода, чуть ли не в три ручья, он был занят самокопанием, то и дело непроизвольно кончиком языка проводя по губам, которые, казалось, еще хранили чужой вкус. На автомате он зашел внутрь, в тепло, и прислонился спиной к стене, прикрывая глаза. Говорить с Ричардом не хотелось совершенно, да и нечего было. Сейчас хотелось оказаться дома, под мягким одеялом или вытащить Дэмиана, чтобы просто пойти покурить и отвлечься разговорами на посторонние темы. Но реальность оставалась реальностью: он был в сторожке, в парке, с человеком, который несколько минут назад его поцеловал, а теперь был недосягаем, как солнце. Или того похуже.
Конечно, сделаем вид, что ничего не произошло. Как два школьника. Как глупо.
Лестер начал приходить в себя, он усмехнулся, кинув взгляд на спину учителя, который, кажется, что-то говорил про котелок, чай и каких-то странных знакомых. Только вот парню не было до этого совершенно никакого дела.
Да, просто временное помутнение рассудка, с кем не бывает. Можно еще соврать, что я выпил. И все ради того, чтобы быть несчастными. Отлично.
Ощущать Ричарда было просто невыносимо, и, даже как-то непроизвольно, юноша отключился от чужих эмоций. Лучше неизвестность, чем осознание всей глупости ситуации, которая сейчас происходит.
Женился бы уже на своей Фрэнсин, делов-то. Так нет же.
В Лестере  вскипала злость, плавно растекаясь по нервной системе и заставляя чуть ли не скрипеть зубами. Злость на себя, на Кларка, на бедную преподавательницу танцев, которая вообще имела ко всему последнее отношение. Протянутую кружку чая ему внезапно захотелось вылить, но он спокойно взял её и сделал маленький глоток, искоса глядя на улицу и напрочь игнорируя Ричарда.
Простыну? Да так даже лучше. Уважительная причина не посещать пары по истории. А потом можно просто прогуливать.
Желание Келмета больше никогда не посещать занятия по профильному предмету было понятным. Начнутся эти долгие взгляды, неловкость и смущение, и ненависть за то, что всё так обернулось. Зачем? Он лучше посидит в своей комнате, позанимается сам, потом придет на экзамен и с непроницаемым лицом безоговорочно ответит на все вопросы билета. Лестер сделал еще один маленький глоток из кружки, потом протянул ее Ричарду.
-Вы лучше заботьтесь о себе. А со мной всё будет в порядке. Не возражаете, если я пойду? – он кивнул на раскрытую дверь, снаружи по-прежнему лил дождь.

+2

18

Когда мужчина учиться любить, он должен осознать всю опасность ненависти. ©

Перед глазами все поплыло на секунду – как будто плеснули чем-то и взгляд помутился, Ричард чуть пошатнулся, а потом уже серьёзно посмотрел на Келмета. Продрогший, с мокрых волос капает вода, а во взгляде горит едва ли не ненависть, которая отозвалась глухим стуком в ушах, и оставила неприятный осадок. Франсин почти сразу отошла на задний план, и Кларк понял, что именно она-то и не имеет значения, - никогда не имела. Мужчина осторожно забрал кружку из рук юноши и поставил ее на шатающийся столик. Он мучительно размышлял, что ему делать, парень закрылся от него, но Рич прекрасно понимал, что если он не сделает сейчас что-нибудь, то потеряет его. На этот раз навсегда, и ему стало тошно от этой мысли.
- Не уходи, - чуть глухо, внимательно смотря в глаза Лестеру, - я хотел поговорить с тобой.
Он подошел к юноше ближе и вначале нерешительно коснулся ладонями его щек, ощущая, как чуть нагревается кожа рук. «Если я дам ему уйти, то вряд ли еще когда-нибудь я смогу коснуться его, пробить его стену отчуждения…» и эта мысль подтолкнула его к действию. Мужчина склонился и вновь поцеловал Келмета – чуть мягко, готовый отступить, если его оттолкнут. Он вновь отошел, взял Келмета за руку и потянул в сторону ветхого дивана, усадил его, а сам опустился на колени перед ним.
- Я понимаю, что это неправильно, - тихо, - и не принуждаю тебя к чему-либо, Лестер, но ты стал мне слишком дорог, чтобы… - он вздохнул, чуть кривовато улыбнулся, - вот так отпустить тебя.
«Ты еще вспомни монолог Ромео или Ричарда III, гений, и поуламывай его, герой, мать твою. Это даже звучит странно, а уж что говорить о том, как выглядит. Ты, взрослый, чтоб тебя, мужик, влюбился в ребенка. И требуешь от него какого-то серьёзного отношения. Всю жизнь ты старался быть правильным, чтобы искупить то, какой ты есть на самом деле. Даже с Франсин ты стал встречаться, потому что она настояла, ты видел интерес в ее глазах, и ты решил – а почему бы и нет?». Внутренний голос готов был растерзать его, проклятая интуиция сочувственно поглядывала на его зад, который искал приключений, но Ричард в кои-то веки пытался справиться с собственными комплексами.
Он представил, что будет, если сейчас они разойдутся и понял, что Келмет сделает все, чтобы встречаться с ним реже. Не будет больше его ухмылок, насмешливых глаз и легкой неуверенности, внешней холодности…не будет ничего, кроме равнодушия. Ричард слишком хорошо знал характер юноши – он был так похож на самого Кларка!
- Я… - Кларк ухмыльнулся «мнусь, как подросток!», - прошу тебя, останься со мной.
Это звучало скорее, как «ты мне нужен», чем как уверенное «ты мой», но в голосе Ричарда было столько растерянности, и в то же время мольбы. Он никогда не оказывался в такой ситуации, когда все зависело от того, насколько искренним он был. Ричард догадывался, что Келмет мог закрыться от него – шестое, чтоб его, чувство, подсказывало ему это. Поэтому сейчас он мог только словами, действиями и искренностью доказать, насколько он нуждается в юноше.

+2

19

Казалось, что Ричард молчит очень долго. Секунды, минуты, часы. А собственно, чего Лестер ждет? Разрешения уйти, а может быть, просьбы остаться? По-моему, всё между ними и так уже было решено, и единственно правильно было сейчас просто уйти, попытаться забыть о том, что случилось в парке, и больше никогда не оставаться наедине. И в тот момент, когда Келмет определился с действиями, его остановили. Словами просто пригвоздили к полу, что он даже двинуться не мог.
Поговорить о чем? «Лестер, это была ошибка, и мне лучше никогда не появляться в твоей жизни?» Не надо, спасибо.
Пока парень, опустив взгляд, думал о том, как по-быстрому сбежать отсюда, его лица коснулось что-то теплое, и, казалось, что такое родное. Не понимая, что делает Ричард, брюнет поднял на него взгляд, и замер. То, что он увидел в глазах преподавателя, вновь пробудило в нем способность, и все эмоции, как на ладони, стали открыты Лестеру. Он пораженно продолжал смотреть на мужчину, не в силах вымолвить ни слова. Но от него, видимо, этого и не ждали, потому как ненадолго заняли губы поцелуем. Да, это определенно было самым восхитительным ощущением за всю жизнь юноши.
Если он сейчас опять сделает вид, что ничего не было, я его убью. Ну не убью, конечно, но он запомнит это на всю жизнь.
Келмет почувствовал, как его отпускают, а потом куда-то ведут. Он сейчас и на край света бы пошел, настолько был дезориентирован в пространстве. Усевшись на диван, юноша снова посмотрел в глаза Ричарда, настороженно ожидая, что будет дальше. А дальше Кларк сказал то, что вызвало очень странную реакцию. Вроде бы, Лест должен сейчас обрадоваться, повиснуть у него на шее и что-нибудь еще в этом же духе. Но тот, кажется, был настроен совсем иначе.
-Погоди-погоди, - он жестом, легким взмахом руки, остановил речь преподавателя, даже не замечая, что обратился к нему на «ты». Глупо «выкать» после всего, - у меня складывается ощущение, что ты воспринимаешь меня легкомысленным. Ты что, думаешь, что я это всё из чистого любопытства делаю? Чтобы потом похвастаться? «О, посмотрите, я закадрил своего декана?»
Это была самая настоящая обида. Как, как он мог подумать что-то подобное? Он же видел, как Лестеру было плохо, как его студент мучился и разрывался, находясь с ним наедине. Келмет почувствовал, что в его горле встал ком. Хотелось закатить какой-нибудь скандал, как в фильме, но, в конце концов, он же не девушка-истеричка? Парень прищурился.
-Знаешь, для меня это всё очень серьезно. И, возможно, даже серьезней, чем для тебя. И ничего про «неправильно» я слушать не хочу и не буду. Что неправильно, Ричард? Любить?
Юноша тяжело вздохнул, наконец, отводя взгляд. Кажется, он высказал, всё, что было сейчас на душе, и даже сболтнул лишнего. Последующие слова преподавателя отдались каким-то новым и непонятным, но приятным тянущим ощущением в груди. Но вот так вот сразу Лестер бы все равно не согласился, ему до сих пор казалось, что он где-то на грани.
-Я останусь, если ты пообещаешь мне, что завтра не сделаешь вид, как будто ничего не было.
Келмет вскинул брови, такой исход тоже был возможен. А потом, неожиданно даже для себя, мягко улыбнулся.
-И знаешь, я уже давно не ребенок.

+3

20

Я запомню тебя, чтоб найти через сотни лет
Чтоб когда-нибудь вместе камин растопить стихами
С головой завернуться в коричневый мягкий плед
И заполнить разлуку известными нам штрихами. (с)

Ричард чуть прищурился и с легкой улыбкой посмотрел на юношу. «Конечно, ты взрослый и чертовски серьёзный, мальчик мой, вот только я все равно не могу так легко довериться…даже тебе». Кларк поднялся и сел рядом с Лестером, ощущая, как диван жалобно скрипит, но их общий вес он таки выдержал. Ричард обнял парня за плечи и мягко притянул к себе.
- Не кипятись, чайник, я не имел в виду ничего плохого, - хмыкнул Рич, - просто мне кажется это таким странным, но в то же время правильным. И мое чувство смущает меня, потому что делает меня беспомощным, раскрытым перед тобой.
И это было правдой. Любовь заставляет нас раскрыться своему возлюбленному, как цветок раскрывает лепестки по направлению к солнечным лучам. Если вспомнить, чем это кончилось для истории Джейн Эйр и Эдварда Рочестера, захочется поберечь свои «лепестки» от подобных солнечных ожогов. Кларк, конечно, был уверен в том, что Лестер не лжет ему, но ему самому было страшно, что он не сможет оправдать ожиданий юноши. Тот видел его только как доброго дядю Ричи, который всегда готов поддержать и помочь, но он не знал, какой же все-таки Кларк на самом деле.
- Я нисколько не сомневаюсь в том, что я влюблен в тебя, Лес, - мягко, слегка глуховато, - и знаю, что мое чувство глубже, чем просто увлечение. Уверен я и в том, что назавтра не смогу забыть то, о чем мы с тобой говорим сегодня.
«И знаю, что тебя обижает мое отношение к тебе, малыш, но не каждый день ты даришь сердце своему студенту. Это знаешь ли не самый принятый в обществе подарок – коробочка такая, а внутри часовой механизм, поддерживающий жизнь в теле человека». Он, конечно, не сказал этого вслух, слишком уж иронично звучали бы слова, но собственная неуверенность легко испарилась под ощущением счастья – теперь можно спокойно касаться любимого человека, целовать его и просто не скрывать больше чувства. Слишком тяжело было контролировать себя изо дня в день, сдерживать острое желание касаться, и теперь накатило состояние облегчения. Ричард чуть наклонился и коснулся нежным поцелуем виска юноши, ощущая губами мокрые пряди волос и слегка улыбнулся, прикрывая глаза.

Отредактировано Richard Clark (2010-09-24 15:52:33)

+2

21

Лестеру было не по себе. Он сам пугался этого ощущения «как на иголках» и откровенно не понимал, откуда оно взялось. Всё было хорошо и даже лучше, но странное чувство не думало оставлять его, как будто он что-то упустил во всей этой радости жизни. Что-то очень важное, и теперь должен найти это. Неосознанно, Келмет прижался к источнику тепла, то бишь к Ричарду и крепко зажмурился, концентрируясь на своих эмоциях. А потом вдруг очень невесело усмехнулся в ответ на слова:
-А ты думаешь, до этого был закрыт? Я чертов эмпат, Ричард.
Парень шумно выдохнул, стараясь побороть сомнения в своей душе. А правильно ли они всё сделали? Ведь прибавилась куча новых проблем: не попадаться никому на глаза, попытки вести себя вразумительно на парах и всё прочее, связанное с конспирацией.
Я думаю о какой-то чуши. Ведь сейчас всё просто замечательно, и зачем я только себя накручиваю…Я получил взаимность на свои чувства, мне только что это подтвердили, надо перестать забивать голову всякой ненужной ерундой, иначе она попросту взорвется.
Лестер немного отстранился и уставился в пол. В его голову пришла совершенно другая мысль, и о гораздо более страшном. Что теперь делать с Фрэнсин? Поймет ли она «нездоровое» влечение к студенту? Если все ей честно рассказать, она может доложить ректору, и вот тогда начнется. Сплошные выяснения, кто кого соблазнил, и кто что сделал, а в итоге преподаватель все равно будет виноват.
-Ричард, а тебе не кажется, что ты подставляешь себя под удар? – Келмет поморщился, ему не хотелось всего этого говорить, но иначе было нельзя, - а если кто-то узнает? Тебя могу уволить.
Келмет внимательно посмотрел на Кларка, слегка сощурив глаза, и в миг забыл, о чем только что говорил. Почему-то именно сейчас мужчина казался по-особенному и загадочно красивым. Лестер, затаив дыхание, осторожно приблизился, провел кончиками пальцев по щеке и запечатлел на губах теплый поцелуй. А потом как-то смущенно отодвинулся, отчего-то воспринимая свои действия, как переход границы. Он и сам не мог объяснить этого чувства, но оно, как бы там ни было, имело место быть в его душе. Видимо, Ричарду тоже придется очень постараться, чтобы совсем вытащить Леста из его раковины, в которой он прочно засел. Тоже самое придется сделать и парню, да и к тому же эта разница в возрасте всё будет осложнять. Юноше все равно продолжало казаться, что его воспринимают очень несерьезно. Да, он младше на одиннадцать лет, может, недостаточно опытен в чем-то, хоть и повзрослел довольно рано, но ведь любви все возрасты покорны, разве не так?

+2

22

Ричард чуть рвано выдохнул и слегка потемневшими – он знал, что в такие моменты его глаза приобретают приглушенный цвет темного моха – и легонько коснулся ладонью щеки юноши. «Разве я могу беспокоиться о том, что будет после, когда ты рядом – такой нежный и в тоже время неуверенный? Я не буду ломать твои границы, и никогда не сделаю тебя больно. Осмысленно, во всяком случае». Он ощущал огромную ответственность  и за Лестера, и за их совместное будущее. Раньше это чувство никогда не посещало Кларка, и теперь он действительно понял, почему же он не хотел жить с Фрэнсин. Он не ждал их совместных пробуждений,  не мечтал приносить ей чай в постель и уж точно не хотел целовать каждый миллиметр ее кожи, слышать ее смех – ничего из этого не было тем, что можно отнести к его чувствам к девушке. Келмет же пробуждал в нем желание защитить, обогреть и защитить от всего, что может принести ему вред. Это инстинкт защитника, первобытный и дикий, свойственный только том, кто любит на самом деле. Кто готов отдать себя на поругание, лишь любимый человек был в безопасности. И Кларк вздохнул, улыбаясь, но глаза оставались серьёзными:
- Мы не будем делать ничего, что может выйти за рамки приличия, Лест. А в наших чувствах нет ничего плохого. Ты же сам недавно сказал, что в этом нет ничего неправильного. – Он задумчиво закусил губу, - даже если меня уволят, то я всегда найду способ быть с тобой, ясно? В крайнем случае, - улыбка, - у меня есть квартира, где нам двоим, может быть уютно.
Сказал и прикусил язык. «Дундук, он же может подумать совершенно глупые вещи, например, что ты намекаешь на что-то большее, чем объятия или поцелуи. Лестер, он такой, быстрый и неуловимый, как белка, скачущая по веткам. За его настроением и эмоциями не угнаться…». Он поспешно добавил:
- Я не имею в виду ничего предосудительного, просто, если у тебя будут проблемы в Академии, ты знай, что тебе есть куда идти, - «я точно кретин-переросток» тоскливо додумал он уже про себя.
Он ощущал себя подростком, который впервые признался в любви, и ощущение неловкости переросло в странную нерешительность. Ричард не знал, насколько далеко юноша пропустит его в свой мир, и поэтому слишком боялся сделать шаг и сломать хрупкое равновесие их только зарождающегося чувства. Стоит оговориться, что Ричарда вовсе не смущал возраст или даже пол Лестера, потому что первое – поправимо, а второе – и вовсе не имеет никакой разницы.  Но в то же время нельзя было игнорировать окружающих их людей, которые могут не принять их отношения, а то и вовсе осудить. Так всегда было и будет, люди, которые по сути своей не то чтобы консерваторы, но эгоисты, спешащие выразить свое «я». Главное, первым кинуть камень, а куда он попадет не важно, и Ричард сейчас боялся, что Лестер может оказаться под обстрелом. Но он обязательно подумает над этим, и вполне возможно, что если случится нечто подобное, то Кларк возьмет вину на себя. В любом случае поверят ему – совратил старый козел молоденького мальчика, и не важно, что «мальчик» может сам кого угодно совратить. Эта мысль не понравилась Ричарду и он впервые за несколько лет ощутил неприятно чувство…ревности? Мужчина едва ли не фыркнул, поэтому притянул парня к себе, просто обнимая, и легкой теплой волной высушивая их обоих. Чуть-чуть, больше согревая, конечно.

+3

23

Лестер ни с того, ни с сего тихо рассмеялся и, хитро прищурившись, посмотрел на Ричарда:
-Ну, конечно, мы не будем делать ничего такого. Именно поэтому на переменах нам лучше не пересекаться, - он улыбнулся. Парень вдруг представил, как декан истории встречает его в каком-нибудь безлюдном коридоре, тащит в какой-нибудь угол, и там, собственно, начинается всё «приличное». А тут, откуда не возьмись, появляется Фрэнсин, смотрит на всё это и устраивает скандал в духе: «Ричард, а как же я? Он же твой студент». Сам студент тихо посмеивался в плечо Кларку, такое развитие событий очень забавляло его, это было бы маленькой местью блондинке, которая так долго удерживала его преподавателя.
-Кстати. А что ты собираешь делать со своей невестой? - Лестер успокоился и посерьезнел, этой уже бывшей парочке, как бы то ни было, придётся поговорить.
Марго будет счастлива, когда узнает. В этом всём есть много плюсов.
Внезапно мужчина заговорил о квартире, юноша внимательно посмотрел на него, обдумывая то, что он говорит. Это правда, возможность быть вместе у них будет, что бы не случилось. Только вот Лестер будет чувствовать себя виноватым за то, что у Ричарда больше не будет работы. Парень хотел что-то сказать, но следующая фраза убила его просто наповал.
Ничего предосудительного? Совсем ничего? Нет, ну так же неинтересно, в самом деле.
Лест окончательно осмелел и вернулся к своей прежней манере общения, но, всё же сохраняя границы, которые могли бы обидеть Кларка.
-Давай подумаем. Ты – мужчина в самом расцвете сил, я – восемнадцатилетний парень, у которого играют гормоны. Ты точно уверен в том, что не имел в виду ничего предосудительного?
Он хмыкнул, но как-то по-доброму, потому что затем улыбнулся, не сводя с Ричарда взгляда. Кстати, этот взгляд был очень странным, и, наверное, мог бы смутить. Кстати говоря, самому Келмету было абсолютно все равно на окружающих людей, он слишком не любил их, чтобы считаться с их мнением. Кинут камень? Да хоть два, в ответ получат четыре, никому ведь не хочется, чтобы их потаённые мысли были раскрыты? Да и сам Лест был далеко не из робкого десятка, у него всегда был безразличный вид, и лишь иногда он менялся на презрительный. Поэтому парня побаивались, а он этим пользовался. Единственное, что остановило бы его – это беспокойство за Ричарда. Всё, что угодно, лишь бы у любимого человека всё в жизни было хорошо. Но сейчас Лестер решил, что ему  лучше не бежать впереди паровоза, а потому прижался к теперь уже точно своему декану, приподнял голову, касаясь кончиком носа теплой кожи на его шее, а потом делая то же самое губами, правда, очень легко. Желание постоянно касаться было слишком сильным, чтобы себя сдерживать. По телу мягко прошла согревающая волна, только вот от чего на самом деле? От силы Кларка или же от этого прикосновения?

+2

24

самые приятные поцелуи - в уголки губ. особенно, когда нечаянно. ©

В груди появилось какое-то щекочущее чувство – оно комочком свернулось и немного сперло дыхание, заставив Ричарда судорожно выдохнуть. Кларк обнял парня сильнее, скользнув ладонями по его спине, и задумчиво посмотрел в сторону камина. «Да, умник, что ты будешь делать со своей невестой? Если бы я был более жесток, но предложил бы использовать ее, как прикрытие, но у меня банально не хватит наглости так поступить с Фрэн». Рик прикусил губу, потом, наконец, ответил:
Я поговорю с Фрэнсин. Да она сама какая-то странная последнее время, и я думаю, что знаю причину ее необычного поведения, - пробормотал мужчина.
Кларк прекрасно понимал, что у юноши играют гормоны, и сам он ощущал, как медленно разгорается в нем желание никогда не отпускать Келмета, но всегда было одно «но». Когда они начали встречаться с Фрэнсин, то они достаточно быстро перешли грань и оказались в постели, но с юношей он не хотел спешить. Ему хотелось просто касаться его, обнимать и ласкать его, пройти весь путь от «легкого влечения» к «сносящему крышу желанию». А еще он беспокоился, что потом просто не сможет нормально вести занятия в группе Лестера, все время отвлекаясь на неподобающие мысли и чувства, а если учесть, что парень точно будет это чувствовать…Ричард фыркнул, представив, как отпускает студентов на полчаса раньше, чтобы убрать искушение подальше.
- И дело вовсе не в том, что я не могу использовать кафедру или свой кабинет,  Лест, - хмыкнул Рик, - но я не хочу торопить ни тебя, ни себя.
Нарушая впечатление от своих слов, Ричард чуть отстранился и поцеловал Келмета, изучая его медленно и неторопливо. За окном природа разыгралась не на шутку, бросая в стекло пригоршни воды и, кажется, даже мелких крупинок града.  На пол ложились причудливые тени от пляшущих в камине язычков пламени, и Рик ощущал, как воздух медленно прогревается под его силой, но в этот раз он мог держать ее под контролем, позволяя теплому воздуху лишь легонько ласкать кожу. Ему даже показалось, что вокруг несколько раз мелькнули яркие искорки, которые в ту же секунду погасли. Вдали вспыхнула молния, и через несколько секунд громыхнул гром. Ричард мягко покрывал поцелуями лицо юноши – скулы, щеки, подбородок и вновь вернуться к губам, скользнув легкими поцелуями к уголкам.

Отредактировано Richard Clark (2010-09-26 12:31:28)

+1

25

Лестер, чуть ли не затаив дыхание, ждал, когда Ричард ответит насчёт Франсин. Тот, как назло, задумался, и это повесило между ними напряженную тишину.
А что, если он не собирается с ней расставаться? И не собирался. Бегать на два фронта?
На секунду парню даже подумалось, что он бы согласился и принял то, только чтобы быть рядом с любимым преподавателем, но в следующий же миг эта мысль была отметена куда подальше. Нет, такому он случиться не позволит. Либо он, либо эта блондинка.
-Странная? – юноша с сомнением посмотрел на декана, сразу вспомнив о Марго, - и почему же она странная?
Неужели она смогла преуспеть в совращении бедной преподавательницы танцев? Марго-Марго.
Келмет не удержался и тихо хмыкнул, представляя, как они будут общаться «парочками». Наверное, их будет обсуждать вся академия, если эти слухи расползутся дальше, чем нужно. А, скорее всего, так и будет. Стоит хоть кому-нибудь увидеть, и процесс будет запущен. По секрету всему свету, как говорится. Лестер внимательно посмотрел на Ричарда и хитро улыбнулся:
- Хорошо, я торопиться не буду. Посмотрим, сколько ты продержишься.
Неужели Кларк наивно полагал, что парень бросит все свои замашки? Его уже не изменить, он стал таким, наглым и несколько дерзким, само собой, он будет проверять терпеливость учителя, всячески того провоцируя. Ему была очень интересна реакция на происходящее. Вот сейчас, ситуация, например, очень располагала к подобным действиям. На улице громыхнул гром, заставляя стекла слегка задребезжать, и Лест подвинулся ближе к Ричарду. Нет, он не боялся грозы, но сейчас это было таким хорошим поводом. К тому же, и сам мужчина очень кстати склонился за поцелуем, который парень ему тут же самозабвенно отдал. Ладонь юноши сначала легка на шею, невесомыми прикосновениями пальцев проходя по коже, а потом спустилась чуть ниже, ненавязчиво исследуя грудь. В какой-то момент эта легкая игра перестала быть такой, мысли снова исчезли из головы, оставив только приятные ощущения от прикосновений губ. Хотелось, чтобы так продолжалось как можно дольше, но мозг Лестера, настроенный на реализм, где-то на задворках сознания подсказывал, что это скоро всё закончится, и нужно будет расходиться.

+2

26

Ричард на секунду прикрыл глаза, стараясь вобрать в себя этот момент – мелькание теней на освещенным огнем полу, звук далеко бьющего в землю грома и мерные удары дождя в стекло. Теплые руки, нежные губы и насмешливый голос, и совсем не вяжущийся с насмешкой поцелуй. Кларк чуть толкнул юношу на диван, склоняясь над ним и целуя уже сильнее, глубже, ощущая, как по позвоночнику пробегают мурашки. Сердце билось, как сумасшедшее, но Кларк не мог позволить себе сорваться – юноша будет провоцировать его, и когда-нибудь позже он проучит его, но не сейчас. Не в заброшенной сторожке, на продавленном диване, когда единственная мысль, которая осталась – не сорваться окончательно. Не сейчас. Рик последний раз прикусил нижнюю губу Леста, и чуть отстранился, ухмыльнувшись:
- У меня неплохая выдержка, но советую тебе не… - он задумался, подбирая слово, - не шалить в аудитории. Огонь штука опасная, знаешь ли…
В доказательство своих слов он метнул взгляд в камин, где спокойно искрился огонь, заставляя языки пламени взметнуться выше, нагнетая воздух вокруг них, делая его тяжелым и теплым. Кларк ощущал, как медленно, но верно нагревается его кожа от полученной, сдержанной им энергии, и мягко скользнул ладонью по груди юноши, зная, что прикосновения горячи даже сквозь тонкую ткань рубашки. «Я бы мог просто уничтожить эту преграду на пути к твоей коже, коснуться ее, но нельзя, нельзя вести себя, подобно зверю…как бы я не хотел этого…».  Он знал, что сейчас, во власти своих желаний, он наиболее открыт дару Леста – как никогда раньше – и понимал, что тот ощущает каждую вспышку желания. «Слишком быстро, слишком неумолимо приближается конец встречи, и я знаю, что будь время в моей власти, я бы растянул его как жвачку – как можно дольше, пока она не станет прозрачной…». Ричард поймал себя на том, что некоторое время смотрит в глаза Лестера, изучая его и жалея, что не умеет читать мысли. Благодаря Бога, что не умеет – потому что тогда Лестера не спасло бы ничто, даже железная воля самого Кларка не удержала бы мужчину от воплощения своих желаний.
- Нам нельзя долго оставаться здесь, - тихим, слегка хрипловатым тоном, - и, да, я расстанусь с Фрэнсин, Лест.
«Потому что я как-то нечаянно умудрился полюбить тебя» констатировал он, ощущая, как разум пытается пинать здравый смысл. Безуспешно, потому что сердце билось слишком быстро, дыхание было сбитым, а ладонь все еще искала лазейку, чтобы добраться до теплой и нежной кожи.

+1


Вы здесь » Academy for indigo » закрытые флэшбэки; » Herbst.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC